Ботанический журнал, 2019, T. 104, № 3, стр. 414-431

ЛОКАЛЬНАЯ ФЛОРА НЕЛЬКАНСКОГО ПЕРЕВАЛА (ХРЕБЕТ ТАС-КЫСТАБЫТ, СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ ЯКУТИЯ)

Е. Г. Николин *

Институт биологических проблем криолитозоны СО РАН
677891 Республика Саха (Якутия), Якутск, пр. Ленина, 41, Россия

* E-mail: enikolin@yandex.ru

Поступила в редакцию 26.02.2019
После доработки 12.03.2019
Принята к публикации 14.03.2019

Полный текст (PDF)

Аннотация

Исследован новый, неизвестный ранее участок горных территорий Северо-Восточной Якутии – хребта Тас-Кыстабыт. Район расположен в условиях экстремального климата Полюса холода Северного полушария, а выбранный участок охватывает верхние пояса растительности горного массива. Всего в составе локальной флоры выявлено 121 вид, включая 1 нотовид, 3 подвида и 4 разновидности, которые входят в 31 семейство и 71 род. Флора Нельканского перевала имеет высокую степень общности с флорой Сунтар-Хаята и с флорой оз. Дарпир. Самобытность ей придают такие редкие и малоизвестные в Якутии виды и подвиды, как Hyalopoa lanatiflora subsp. momica, Carex soczaveana, Salix khokhrjakovii, Claytonia soczaviana и Rhododendron aureum. Многие из них являются Колымо-Охотскими элементами флоры и находятся здесь на северо-западном пределе своего ареала. Хребет Тас-Кыстабыт, охватывающий площадь 5.3 тыс. км2, во флористическом отношении представляет собой “terra-incognita” и нуждается в дальнейшем систематическом изучении.

Ключевые слова: Северо-Восточная Якутия, хребет Тас-Кыстабыт, Нельканский перевал, локальная флора, стандартная флора, вид, таксон, биоразнообразие

DOI: 10.1134/S0006813619330056

Нельканский перевал – горная седловина в северо-западной части хребта Тас-Кыстабыт, используемая под автодорогу на прииски в бассейне р. Улахан Тарын-Юрях (правый приток р. Индигирка). Сведения о составе флоры этой территории отсутствуют. Как и по другим участкам хр. Тас-Кыстабыт, о его флоре можно судить только по самым обобщенным литературным источникам, касающимся флоры и растительности хр. Черского, долины р. Индигирки, ее притоков – Момы, Неры и окрестностей пос. Усть-Нера (Scheludyakova, 1938, 1948, 1957; Karavaev, Dobretsova, 1964; Skrybin, 1968; Tebenevochnye …, 1974; Opredelitel’ …, 1974; Yurtzev et al., 1975; Shcherbakov, 1975; Yurtzev, 1981; Flora …, 1987–2003; Pavlov, Khokhrjakov, 1989; Kuvaev, 2006; Nikolin, 2008).

Цель исследования – накопление данных для создания системы конкретных и локальных флор территории Якутии, которые в перспективе могут лечь в основу аналитической обработки структуры флоры этого региона и детализации флористического районирования.

МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ

Хребет Тас-Кыстабыт – одна из крупных горных систем Северо-Восточной Азии, разграничивающая Оймяконское нагорье и хр. Черского. Этот хребет расположен “…в южной части системы Черского. Протянулся на 300 км в междуречье Верхней Индигирки и ее правого притока р. Нера. Вместе с Тарынским блоком отделяет Нерское плоскогорье от Оймяконского плоскогорья (нагорья). В южной части является водоразделом между верховьями рек Индигирки и Колымы. Высота до 2200 (2353) м. Сложен сильно метаморфизованными глинисто-песчаными сланцами триаса, прорванными гранитами …” (Mostakhov et al., 1980: 143). Нельканский перевал является естественным водоразделом левого притока р. Неры – руч. Артык-Юрюйе (рис. 1, 2) и правого притока р. Нелькан (правый приток р. Индигирка, впадающий в нее выше пос. Усть-Нера) – р. Юге (дорога выходит на один из его истоков). Седловина перевала находится на высоте ~1400 м н.ур.м., а окружающие его вершины достигают 1700–1800 (2000) м.

Рис. 1.

Долина руч. Артык-Юрюйе. Верхняя часть дорожного серпантина (слева) выходит с Нельканского перевала в сторону долины р. Нера.

Fig. 1. The valley stream Artyk-Yuryue. The upper part of the serpentine road (left) leaves the Nelkan Pass toward the valley of the Nera River.

Рис. 2.

Схема расположения обследованного участка (по данным Google Earth). Желтая кнопка – седловина Нельканского перевала. Красные линии – нитки маршрутов. Белый квадрат – участок, обследованный в объеме стандартной флоры. В левом верхнем углу, выше пос. Усть-Нера – русло р. Индигирка. В правом верхнем углу – русло р. Нера. Ручей справа с истоком от перевала – Артык-Юрюйе.

Fig. 2. Scheme of the study area (LF “Nelkan-1”) location according to Google Earth. Yellow button – the saddle of the Nelkan Pass. Red lines – the routes of the study. White square – the site surveyed as a standard flora. In the upper left corner, above the village of Ust-Nera – the Indigirka River. In the upper right corner – the Nera River. The stream on the right, flowing out of the pass – Artyk-Yuryue.

Район исследования входит в область экстремально холодного климата, именуемую обычно как Полюс холода Северного полушария, где зимние температуры воздуха приближаются к отметкам –65–70°С, а сплошные толщи многолетней мерзлоты достигают 400–700 м (Atlas …, 1989). Среднегодовая температура пос. Усть-Нера весьма низкая –15.4°С. Перепад высот, между расположенным в долине р. Индигирка пос. Усть-Нера и горными поднятиями составляет от 600 до 1200 м. Учитывая температурный градиент, который на каждые 100 м повышения высоты сопровождается понижением температуры воздуха на 4–5°, можно представить всю суровость климатических условий Нельканского перевала. Этим в значительной степени объясняются особенности структуры флоры и растительности данной местности.

Учет флоры проводился по методике А.И. Толмачева (Tolmachev, 1931, 1970, 1986). Конкретная флора в понимании А.И. Толмачева подразумевает охват территории площадью 100 км2, что в условиях горной местности для одного специалиста достижимо лишь в течение нескольких лет работы. Обследованный участок Нельканского перевала занимает значительно меньшую площадь. Он ограничен территорией верховья руч. Артык-Юрюйе (включая долину этого ручья выше основной границы леса, на высотах ~ от 1050 м, и прилежащие к ней горные склоны), собственно перевала, и на удалении до 1 км за перевалом. Поскольку участок не эквивалентен по размеру конкретной флоре, обозначаем его менее строгим понятием “локальная флора”, которая для удобства оперирования наименована “Нелькан-1”.

Полевые работы были проведены автором в 2014–2015 гг. Во время обследования большинство видов растений проходило фазу цветения. На перегибах северных склонов и местами в верхней части горных ручьев сохранялись снежники.

В целях количественной оценки биоразнообразия в пределах долины руч. Артык-Юрюйе была заложена площадка (1 км2) для изучения стандартной флоры по предложенной мной методике (Nikolin, 2014, 2015). Угловые границы квадрата, на котором проводился учет стандартной флоры (рис. 2), были выбраны в координатах: 1) 64°27′26.6′′ с.ш., 143°21′35.2′′ в.д. – правый верхний борт долины ручья (на местности – отдельная лиственница выс. ~ 4 м); 2) 64°27′36.5′′ с.ш., 143°22′49.2′′ в.д. – правый нижний борт долины ручья (на местности – гурий, с прикрепленным к нему металлическим щитом оранжевого цвета); 3) 64°27′53.1′′ с.ш., 143°20′49.9′′ в.д. – левый верхний борт долины ручья (на местности – гурий на участке тундры, среди крупноглыбовой каменной осыпи); 4) 64°28′02.0′′ с.ш., 143°22′03.2′′ в.д. – левый нижний борт долины ручья (на местности – гурий с закрепленным выворотнем кедрового стланика среди крупноглыбовой каменной осыпи, ~200 м выше дороги).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

В соответствии со структурной организацией растительности горных территорий Северо-Восточной Якутии, растительный покров характеризуемого участка хребта Тас-Кыстабыт формирует высотные пояса: лесной, подгольцово-кустарниковый, тундровый, эпилитно-лишайниковых сообществ и комплекс долинной растительности. Поскольку долина руч. Артык-Юрюйе вытянута с юго-запада на северо-северо-восток (от истока к устью), склоны гор в верховьях этого ручья преимущественно тяготеют к северным (северо-восточным и северо-западным) экспозициям, что существенно отражается на криофильном отборе флоры и растительности.

Комплекс долинной растительности (в дальнейшем – долинный комплекс) в нижней части долины руч. Артык-Юрюйе образуют лиственничные редколесья кустарничковые, лишайниковые и зеленомошно-сфагновые. Граница лиственничных редколесий находится на высоте 1050–1100 м н.ур.м. Выше их по долине ручья на 100–150 м поднимаются только лиственничные редины и одиночные лиственницы. Вдоль водотоков развиты заросли кустарников – ивняки (чаще полидоминантные, из Salix alaxensis, S. boganidensis, S. divaricata, S. pulchra, S. schwerinii, высотой до 3–4 м в нижней части долины), ольховники (высотой до 2–3 м), кедровый стланик (высотой до 2–3 м), нередко образующие плотные смешанные сообщества. Повсеместно в примеси к кустарникам присутствует Betula divaricata, которая в уреме ручьев достигает 1.5–2 м высоты. Небольшие участки зарослей Pinus pumila и отдельные кусты его распространены почти повсюду. Значительные пространства занимают заболоченные участки: заболоченных тундр, сфагновых, осоковых и пушицевых болот. В долине встречаются фрагменты крупно обломочных каменных россыпей, покрытых эпилитными лишайниками.

Лесной пояс растительности, лучше сформированный на склонах гор ниже по течению руч. Артык-Юрюйе, в его истоках поднимается на склоны гор на высоту, незначительно превышающую долинный комплекс. Лиственница небольшими группами встречается и выше, здесь уже она участвует в сложении подгольцово-кустарникового пояса.

Подгольцово-кустарниковый пояс выражен в очень слабой степени, снизу часто граничит с долинным комплексом, реже с лесным поясом и редко превышает по высоте растительность долин на 100 м. Представлен фрагментарными зарослями кедрового стланика (кустистолишайниковыми, зеленомошными или каменистыми – эпилитнолишайниковыми) и смешанными – ольховниковыми сообществами с участием кедрового стланика и единичных или небольших скоплений лиственниц. Иногда среди подгольцово-кустарникового пояса встречаются ограниченные участки тундр и сообществ полупростратных кустарничковых ив. Часто фрагменты зарослей кедрового стланика чередуются с обширными каменными осыпями. По правому борту долины руч. Артык-Юрюйе подгольцово-кустарниковый пояс в верхней части обычно переходит в тундровый пояс. По левому борту этого ручья обширные крупно- и среднеглыбовые каменные осыпи разрывают заросли кедрового стланика на фрагменты, так, что четко определить верхнюю границу подгольцово-кустарникового пояса и пояса эпилитно-лишайниковых сообществ, в который он здесь переходит, можно только условно, по снижению доли кедрового стланика на фоне господствующих каменных осыпей.

Тундровый пояс по бортам долины руч. Артык-Юрюйе развит довольно слабо, тогда как ближе к седловинам гор, на седловинах и на склонах южных экспозиций, обращенных к водотокам бассейна р. Нелькан, кустарничковые и дриадовые каменистые тундры занимают значительные пространства. В бассейне Артык-Юрюйе, выше подгольцово-кустарникового пояса распространены полидоминантно-кустарничковые (нередко с участием Rhododendron aureum), кассиоповые, дриадовые, ерниковые (Betula exilis), пушицевые (Eriophorum vaginatum), полидоминантно-лишайниковые и алекториевые тундры.

Пояс эпилитно-лишайниковых сообществ (в конспекте – эпилитно-лишайниковый пояс) в истоках руч. Артык-Юрюйе занимает господствующее положение. Преимущественно он развит на трудно проходимых, неокатанных крупно- и среднеглыбовых каменных осыпях, занимающих крутые склоны гор. В верхней части склонов, на гребнях встречаются останцы выветривания горных пород – кигиляхи. В обычных условиях камни плотно покрыты эпилитными лишайниками. Нередко, на б. м. пологих участках среди пояса эпилитно-лишайниковых сообществ встречаются фрагменты тундры, зарослей Pinus pumila, Salix tschuktschorum или единичные сосудистые растения – Cassiope ericoides, C. tetragona, Dryas punctata, Hierochloe alpina, Ledum palustre subsp. decumbens, Saxifraga punctata и др. В долинах ручьев, по окраинам снежных забоев развиваются участки гигрофитных зеленомошных (бриевых) сообществ.

Низкотемпературный режим рассматриваемой местности и преобладание каменистых пространств со слабо развитым почвенным покровом создали предпосылку для отбора наиболее холодостойких петрофитов из ограниченного числа видов, произрастающих в Северо-Восточной Якутии. В составе флоры выявлен всего 121 вид, включая один нотовид, 3 подвида и 4 разновидности, которые входят в 31 семейство и 71 род. На фоне такого скудного для данных широт разнообразия заметную долю составляет группа заносных и предположительно заносных видов – 17 таксонов. Первая категория заносных видов (12) представлена аборигенными растениями, характерными для данной местности на меньших высотах гор. Часть их них обычно растут в естественных сообществах, но порой занимают и нарушенные человеком территории: Chosenia arbutifolia, Salix bebbiana, Betula pendula, Ribes fragrans, Rubus sachalinensis. Другая часть более свойственна открытым группировкам скал, осыпей, галечников, рудеральным местообитаниям, нередко распространяется и вдоль дорог: Agrostis anadyrensis, Poa glauca, Rorippa barbareifolia, Artemisia borealis, A. leucophylla, Erigeron acris, Taraxacum sp. Прокладка дороги только поспособствовала их продвижению на более высокие уровни гор. Специалистами уже отмечалось, что такой вид, как Chosenia arbutifolia, больше характерный для пойм горных рек, способен менять свои экологические условия, подниматься на склоны и отвалы горных пород (Moskalyuk, 1990, 2014, 2016; Pugachev, Tikhmenev, 2011), поэтому его нахождение на водоразделе можно считать явлением не частым, но вполне нормальным. Некоторые виды (Festuca brachyphylla, Poa ochotensis, Eriophorum callitrix, Silene stenophylla, Draba lactea) могут быть свойственны и окружающей растительности, но в данном случае мной отмечены только в условиях антропогенных нарушений почвенно-растительного покрова. Необходимо заметить, что встречаемость и обилие отдельных преимущественно петрофитных видов из аборигенной фракции увеличивается на придорожных трансформациях местности: обочинах, свежих осыпях, отвалах, выемках. К их числу относятся: Pinus pumila, Salix khokhrjakovii, S. tschuktschorum, Saxifraga punctata, Potentilla elegans, P. inquinans, Chamerion angustifolium, C. latifolium, Cassiope ericoides, Ledum palustre subsp. decumbens, Artemisia furcata, A. kruhsiana и Crepis nana.

Наибольшим разнообразием в локальной флоре “Нелькан-1” выделяются семейства: Salicaceae – 18 видов, Poaceae – 14, Asteraceae – 11, Ericaceae – 8 видов, включая 2 подвида и 3 разновидности; Cyperaceae – 8 видов и 2 подвида, Saxifragaceae – 7 видов и 1 разновидность, Rosaceae – 6 видов, Polygonaceae и Caryophyllaceae – по 5; по 4 вида включают Betulaceae и Brassicaceae. Ведущее положение занимают роды Salix – 16 видов, Saxifraga – 7 видов (включая один нотовид) и 1 разновидность, Carex – 6 видов и 2 подвида, Artemisia – 4 вида (2 из которых, вероятно заносные). Такая структура флоры свидетельствует о ее молодости, слабой обособленности, преимущественной организации из криопетрофитных элементов, в значительной мере представленных пионерами освоения горных пространств.

Анализируемая флора имеет высокое сходство с аналогичной по суровости климатических условий флорой хребта Сунтар-Хаята. В системе Сунтар-Хаята максимальные высоты достигают 2959 м (гора Мус-Хая) и на вершинах более 2500 м выражен нивальный пояс с ледниками и снежниками. Здесь выявлен 301 вид сосудистых растений (Yurtzev, 1968). Нужно учесть, Б.А. Юрцевым рассматривалась территория значительно большего размера, чем в данном случае на хр. Тас-Кыстабыт. Она охватывала и долины довольно крупных рек. Поэтому корректнее сравнивать эти флоры по показателю включения меньшей из них в большую (мера включения дескриптивных множеств (Semkin, 2009)): К = С/А или В, где К – мера включения, А и В – число видов в сравниваемых флорах, С – число общих видов). Во флоре “Нелькан-1” содержится 89 общих видов с флорой Сунтар-Хаята (необходимо также учесть, что 4 внутривидовых таксона в нашей флоре Б.А. Юрцевым рассматривались как отдельные виды). Исходя из этого, мера включения ЛФ “Нелькан-1” во флору Сунтар-Хаята составляет 0.71. Другое соотношение не имеет смысла рассматривать по выше названной причине.

Интересно сопоставить флору “Нелькан-1” с относительно небольшой по площади и сходной по физико-географическим условиям флорой озера Дарпир, расположенного в системе хр. Черского, на границе Якутии с Магаданской областью. Оз. Дарпир находится на высоте 750 м, а вершины прилежащих гор достигают 1700 м. Во флоре оз. Дарпир выявлено 299 видов (Pavlov, Khokhryakov, 1989), из них 82 таксона являются общими. Здесь тоже 4 внутривидовых таксона в нашей флоре В.Н. Павловым и А.П. Хохряковым рассматривались как отдельные виды. Соответственно, мера включения флоры “Нелькан-1” во флору оз. Дарпир составляет 0.65. Меньшая степень сходства с этой флорой, чем с флорой Сунтар-Хаята в значительной степени обусловлена меньшими абсолютными высотами, меньшей удаленностью от Охотского бассейна, немного смягчающего здесь климат, а соответственно и заметно меняющейся видовой компоновкой флоры оз. Дарпир за счет Колымо-Охотских элементов.

В стандартной флоре этого участка выявлено 87 видов, 3 подвида и 2 разновидности (92 таксона/км2). Это очень низкий показатель разнообразия территории. Для сравнения можно привести данные по долине р. Лена. Так, в среднем течении р. Лена, в подзоне средней тайги, на о. Харыйялах (61°04–05′ с.ш., 126°20–28′ в.д.) в стандартной флоре выявлено 228 видов /км2 (Nikolin, 2015). А по берегу Быковской протоки р. Лена (низовье), в пределах подзоны арктических тундр, в окр. Международной биологической станции “Лена-Норденшельд” (72°11′ с.ш., 128°01–03′ в.д.), на аналогичном участке отмечено 170 (161 вид, 1 нотовид и 8 подвидов) таксонов /км2 (Nikolin et al., 2017).

В конспекте флоры виды, не отмеченные в пределах стандартной флоры, помечены апострофом (*).

Конспект флоры “Нелькан-1”

Сем. 1. Dryopteridaceae Herter.

1(1). Dryopteris fragrans (L.) Schott – редко, долинный комплекс: каменные россыпи в долине ручья.

Сем. 2. Lycopodiaceae Beauv. ex Mirb.

1(2). Lycopodium annotinum L. s. str. – нередко, долинный комплекс, подгольцово-кустарниковый пояс: прибрежные ольховники, заросли кедрового стланика лишайниково-сфагновые.

Сем. 3. Huperziaceae Rothm.

1(3). Huperzia appressa (Desv.) A. et D. Löve. – нередко, долинный комплекс, подгольцово-кустарниковый пояс: заболоченные тундры, влажные заросли кедрового стланика, ольховники.

2(4). *H. arctica (Tolm.) Sipliv. – редко, тундровый пояс: хионфильные кассиоповые тундры.

Сем. 4. Pinaceae Spreng. ex Rudolphi

1(5). Larix dahurica Turcz. subsp. cajanderi (Mayr) Dyl. – часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: основной эдификатор лесных сообществ, участвует в сложении других типов растительности. В пределах флоры встречается островками; молодые растения различных жизненных форм нередки в нижней и средней части тундрового пояса.

2(6). Pinus pumila (Pall.) Regel – часто, долинный комплекс и все пояса (единично и островками в тундровом и эпилитно-лишайниковом поясе): содоминант и эдификатор лесных и кустарниковых сообществ; болота, каменные осыпи.

Сем. 5. Poaceae Barnh. (Gramineae Juss.)

1(7). Agrostis anadyrensis Socz. – нередко, долинный комплекс: обочина дороги (заносное).

2(8). *Arctagrostis arundinacea (Trin.) Beal. – редко, тундровый пояс: в русле ручья под перевалом.

3(9). *Calamagrostis lapponica (Wahlenb.) Hartm. – нередко, тундровый пояс: ивково-дриадовые тундры.

4(10). C. neglecta (Ehrh.) Gaertn., Mey. et Schreb. subsp. stricta (Timm.) Tzvelev – довольно часто, долинный комплекс: ивняки, обочина дороги.

5(11). C. purpurea (Trin.) Trin. s. str. – нечасто, долинный комплекс: урема ручья, обочина дороги.

6(12). Festuca brachyphylla Schult. et Schult. – часто, долинный комплекс, тундровый пояс: придорожные выемки, на перевале – местами обильно, образует вторичные остепненные тундры (возможно, заносное, в естественных условиях не отмечен).

7(13). Hierochloe alpina (Sw.) Roem. et Schult. – часто, долинный комплекс и все пояса: лиственничные редколесья, заросли кедрового стланика, ивняки, тундры, каменные осыпи, скалы, обочина дороги.

8(14). *Hyalopoa lanatiflora (Roshev.) Tzvelev subsp. momica (Tzvelev) Tzvelev – редко, тундровый пояс: дриадово-кассиоповая тундра на гребне, в основании кигиляха.

9(15). *Leymus interior (Hult.) Tzvelev – редко, эпилитно-лишайниковый пояс (нижняя часть): прибрежная растительность горного ручья.

10(16). Poa arctica R. Br. – нередко, долинный комплекс, лесной и тундровый пояс: ивняки, ольховники, тундры, скалы, речной аллювий.

11(17). P. glauca Vahl s. l. – нечасто, лесной и тундровый пояс: обочина дороги, придорожные выемки (вероятно, заносное).

12(18). P. ochotensis Trin. – нередко, долинный комплекс, тундровый пояс: обочина дороги, придорожные выемки, вторичные тундростепные сообщества на перевале (вероятно, заносное).

13(19). Trisetum agrostideum (Laest.) Tries. – нередко, долинный комплекс, тундровый пояс: тундры (чаще нивальные), аллювий ручьев, обочина дороги.

14(20). T. sibiricum Rupr. subsp. litorale Rupr. ex Roshev. – довольно часто, долинный комплекс, тундровый пояс: берега ручьев, обочина дороги, придорожные выемки.

Сем. 6. Cyperaceae Juss.

1(21). Carex bigelowii Torr. ex Schwein., в пределах локальной флоры представлен 3 подвидами:

а. C. bigelowii subsp. arctisibirica (Jurtz.) A. et D. Love – довольно часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: влажные лиственничные редколесья, заросли кустарников, кассиоповые и дриадовые тундры, тундроболота.

б. *C. bigelowii subsp. ensifolia (Turcz. ex Gorodk.) Holub – нередко, лесной и тундровый пояс: полидоминантно-кустарничковые, кассиоповые и дриадовые тундры.

в. C. bigelowii subsp. rigidioides (Gorodk.) Egor. – редко, долинный комплекс, лесной и тундровый пояс: лиственничные редколесья сфагново-лишайниковые, кассиоповые тундры.

2(22). C. eleusinoides Turcz. ex Kunth – нередко, долинный комплекс, тундровый пояс: берега ручьев, сырые участки на обочине дороги, сырые разреженные ольховники.

3(23). C. lugens H. T. Holm. – нередко, долинный комплекс, тундровый пояс: влажные лиственничные редколесья, кустарничково-лишайниковые и заболоченные кустарничково-пушицево-осоковые тундры.

4(24). C. minuta Franch. – довольно редко, долинный комплекс: урема ручья.

5(25). C. soczaveana Gorodk. – нередко, долинный комплекс, лесной пояс: заболоченные участки лиственничных редколесий и ерников, осоковые болота, сырые ольховники и разреженные заросли кедрового стланика.

В.М. Михалевой (Opredelitel’…, 1974) и Л.И. Малышевым (Flora …, 1990), этот вид рассматривался в синонимах C. lugens. Т.В. Егорова (Egorova, 1999) разграничила данные таксоны, что было принято и И.Н. Шеховцовой (Conspectus …, 2012). При этом Т.В. Егорова допускала, что C. lugens и C. soczaveana могут представлять собой возрастные или экологические состояния одного вида, но аргументов для разрешения этого вопроса все еще недостаточно.

6(26). C. vaginata Tausch. subsp. quasivaginata (Clarke) Malysch. – нередко, долинный комплекс: кустарничковые пушицево-сфагново-лишайниковые тундроболота.

7(27). Eriophorum callitrix Cham. ex C.A. Mey. – отмечен однажды, долинный комплекс: на сыром участке примыкающей дороги у ручья (вероятно, заносное).

8(28). E. vaginatum L. – часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: заболоченные лиственничные редколесья, тундроболота, тундры.

Сем. 7. Juncaceae Juss.

1(29). *Juncus biglumis L. – редко, тундровый пояс: влажные берега горных водотоков.

2(30). Luzula confusa Lindeb. – довольно часто, долинный комплекс, тундровый пояс: влажные тундры, обочины дорог, придорожные выемки.

Сем. 8. Melanthiaceae Batsch ex Borch.

1(31). Tofieldia cernua Smith. – нередко, долинный комплекс: влажные лиственничные редколесья, сфагновые болота.

2(32). *T. coccinea Rich. – нередко, тундровый пояс: влажные тундры.

Сем. 9. Liliaceae Juss.

1(33). *Lloydia serotina (L.) Reich. – довольно редко, тундровый пояс: дриадовые тундры, скалы.

Сем. 10. Salicaceae Mirb.

1(34). *Chosenia arbutifolia (Pall.) A. Skvortsov – как уникум отмечено одно деревце на перевале, тундровый пояс: придорожная выемка (заносное).

2(35). Populus suaveolens Fisch. – редко, долинный комплекс, тундровый и эпилитно-лишайниковый (в нижней части, на дорожной выемке отмечено одно молодое растение) пояс: одиночные деревца до 6–7 м выс., в уреме ручья, на придорожных выемках.

3(36). Salix alaxensis Coville – нередко, долинный комплекс: невысокие кусты в уреме ручья.

4(37). S. bebbiana Serg. – нечасто, долинный комплекс, лесной и тундровый пояс: обочина дороги, придорожные выемки (вероятно, заносное).

5(38). S. berberifolia Pall. subsp. fimbriata A. Skvortsov – нередко, лесной, тундровый и эпилитно-лишайниковый пояс: каменистые лиственничные редколесья, тундры, каменные осыпи.

6(39). S. boganidensis Trautv. – нередко – долинный комплекс, очень редко и единично – тундровый и эпилитно-лишайниковый пояс: урема ручья, полидоминантный ивняк, обочина дороги.

7(40). S. divaricata Pall. – нередко, долинный комплекс, лесной пояс: уремы ручьев, каменные осыпи.

8(41). *S. glauca L. – редко, тундровый пояс: низкорослые (до 1 м) кустарники в уреме ручья.

9(42). S. khokhrjakovii A. Skvortsov – долинный комплекс, лесной и тундровый пояс: лиственничные редколесья, заросли кустарников, тундры, каменные осыпи, придорожные выемки.

Эндемик Северо-Восточной Азии (Якутии и Магаданской области). В Якутии известен только из окрестностей пос. Усть-Нера, по сборам Н.М. Большакова (Flora …, 1992), где был собран и нами. В районе локальной флоры “Нелькан-1”, кроме типичных приземистых растений, наблюдаются многочисленные переходные формы этого вида, уклоняющиеся к S. pulchra – раскидистого кустарника с корявыми стволиками, до 1 м высоты. Этот вид может быть рекомендован для включения в региональную Красную книгу и нуждается в уточнении его распространения на северо-западной границе ареала.

10(43). S. krylovii E. Wolf. – редко, тундровый пояс: низкорослые (до 1 м) кустарники в уреме ручья.

11(44). S. lanata L. s. l. – редко, долинный комплекс: кустарники в уреме ручья, у дороги.

12(45). S. polaris Wahlenb. – часто, тундровый пояс: влажные тундры; иногда проявляются уклонения к S. darpirensis Jurtz. et Khokhr.

13(46). S. pulchra Cham. s. l. – нередко, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: лиственничные редколесья, заросли кустарников, тундры, тундроболота.

14(47). S. saxatilis Turcz. ex Ledeb. – нечасто, долинный комплекс, лесной пояс: кустарники в уреме ручья, разреженные заросли кедрового стланика, обочина дороги.

15(48). S. schwerinii E. Wolf. – редко, долинный комплекс: уремный ивняк.

16(49). *S. sphenophylla A. Skvortsov – нечасто, тундровый пояс: кассиоповые тундры, придорожные выемки.

17(50). S. tschuktschorum A. Skvortsov – часто, долинный комплекс и все пояса: каменистые лиственничные редколесья, заросли кедрового стланика, уремы ручьев, тундры, каменные осыпи.

18(51). S. ustnerensis (N. Bolschakov) Baikov ex A. V. Grebenyuk et Czepinoga – нередко, долинный комплекс: влажные лиственничные редколесья, тундры, тундроболота.

Сем. 11. Betulaceae S.F. Gray

1(52). Betula divaricata Ledeb. – часто, долинный комплекс, лесной и подгольцово-кустарниковый пояс: лиственничные редколесья, заросли кедрового стланика, ольховники, ерники, уремы ручьев.

2(53). *B. nana L. subsp. exilis (Sukacz.) Hult. – нечасто, тундровый пояс: ерниковые и алекториевые тундры, тундроболота.

3(54). B. pendula Roth. – долинный комплекс: как уникум отмечено одно дерево высотой до 3 м на обочине дороги (заносное).

4(55). Duschekia fruticosa (Rupr.) Pouzar – часто, долинный комплекс, лесной, подгольцово-кустарниковый и нижняя часть тундрового пояса: разреженно или небольшими зарослями в кустарниковых сообществах, лиственничных редколесьях, влажных тундрах, тундроболотах, на каменных россыпях у дороги.

Сем. 12. Polygonaceae Juss.

1(56). Aconogonon tripterocarpum (A. Gray) Hara – часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: лиственничные редколесья, заросли кедрового стланика, ерники, ивняки, тундры.

2(57). *Bistorta elliptica (Willd. ex Spreng) Kom. – довольно часто, долинный комплекс, тундровый пояс: полидоминантно-кустарничковые и дриадовые тундры.

3(58). B. plumosa (Small) D. Love – довольно часто, долинный комплекс, лесной, подгольцово-кустарниковый и нижняя часть тундрового пояса: лиственничные редколесья, ерники, нивальные тундры.

4(59). *B. vivipara (L.) S.F. Gray – довольно редко, тундровый пояс: кассиопово-дриадовые тундры.

5(60). Oxyria digyna (L.) Hill – часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: тундры, ольховники, урема ручья, каменные осыпи, придорожные выемки.

Сем. 13. Portulacaceae Juss.

1(61). Claytonia acutifolia Pall. ex Willd. – довольно часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: лиственничные редколесья и редины, влажные тундры, тундроболота.

2(62). C. soczaviana Jurtzev – довольно часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: лиственничные редколесья и редины, заросли кедрового стланика, тундры, тундроболота.

Ранее этот вид отождествлялся или не четко разграничивался с широко принимавшимся С. eschscholtzii Cham. (Opredelitel’…, 1974; Conspectus …, 2012; Konspekt …, 2012; Krasnaya …, 2017). Нуждается в уточнении распространения на северо-западной границе ареала.

Сем. 14. Caryophyllaceae Juss.

1(63). Minuartia biflora (L.) Schinz et Thell. – редко, долинный комплекс: замшелые камни в долине ручья.

2(64). *Silene stenophylla Ledeb. – отмечен в одном пункте, тундровый пояс: придорожная выемка на перевале (вероятно, заносное).

3(65). *Stellaria altimontana Pavlova – нередко, тундровый пояс: влажные тундры у водотока.

4(66). S. ciliatosepala Trautv. – нередко, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: лиственничные редколесья, урема ручья, заросли кедрового стланика, тундры, обочина дороги.

5(67). S. laeta Richards. – нечасто, долинный комплекс, тундровый пояс: дриадовые тундры.

Сем. 15. Ranunculaceae Juss.

1(68). Anemonastrum sibiricum (L.) Holub – нередко, долинный комплекс, тундровый пояс: дриадовые тундры, придорожные выемки, влажные тундры по окраинам водотоков (вдоль дороги сверху заносится в долину).

2(69). *Ranunculus nivalis L. – довольно редко, тундровый пояс: нивальные тундры.

Сем. 16. Brassicaceae Burnett (Cruciferae Juss.)

1(70). Cardamine bellidifolia L. – нередко, долинный комплекс, лесной и тундровый пояс: ивняки, ольховники, берега водотоков, тундры.

2(71). *Draba lactea Adams – редко, тундровый пояс: придорожные выемки на перевале (вероятно, заносное).

3(72). *Parrya nudicaulis (L.) Regel – часто, тундровый пояс: тундры, тундроболота.

4(73). Rorippa barbareifolia (DC.) Kitag. – редко, долинный комплекс: обочина дороги (заносное).

Сем. 17. Saxifragaceae Juss.

1(74). Saxifraga nelsoniana D. Don. – нередко, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: замшелые заросли кустарников, окраины каменных осыпей, водотоков, тундроболота.

2(75). *S. nivalis L. s. str. – редко, тундровый пояс: скалы.

*S. nivalis var. tenuis Wahlenb. – редко (обычно рядом с типовым таксоном), тундровый пояс: скалы.

3(76). *S. oppositifolia L. s. str. – довольно редко, тундровый пояс: нивальные тундры.

4(77). S. punctata L. – часто, долинный комплекс и все пояса: каменные осыпи, обочина дороги, придорожные выемки.

5(78). *S. redofskyi Adams – редко, тундровый пояс: на аллювии ручья под перевалом.

6(79). *S. spinulosa Adams – часто, тундровый пояс: тундры, каменные осыпи; уклоняется к S. funstonii (Small) Fedde.

7(80). *S. × ursina Sipl. – редко, единично, тундровый пояс: нивальные тундры.

Сем. 18. Grossulaceae DC.

1(81). Ribes fragrans Pall. – крупные цветущие кусты отмечены в одном пункте, долинный комплекс: урема ручья у дороги (возможно, заносное).

Сем. 19. Rosaceae Juss.

1(82). Dryas punctata Juz. – часто, долинный комплекс и все пояса: тундры, скалы, каменные осыпи.

2(83). Potentilla elegans Cham. et Schlecht. – нередко, долинный комплекс, тундровый и эпилитно-лишайниковый пояс: тундры, иногда в уреме ручья, обочины дорог, придорожные выемки.

3(84). P. inquinans Turcz. – нечасто, долинный комплекс, тундровый пояс: обочина дороги, каменные осыпи.

4(85). Rubus chamaemorus L. – нечасто, долинный комплекс: сфагновые болота.

5(86). R. sachalinensis Levl. – отмечен в одном пункте, долинный комплекс: на придорожном отвале мелкозема (заносное).

6(87). Spiraea beauverdiana Schneid. – часто, долинный комплекс, лесной и подгольцово-кустарниковый пояс: ольховники, ивняки в уреме ручья, каменные осыпи, обочина дороги и придорожные выемки.

Сем. 20. Fabaceae Lindl. (Leguminosae Juss.)

1(88). *Oxytropis nigrescens (Pall.) Fisch. s. l. – нередко, подгольцово-кустарниковый и тундровый пояс: полидоминантно-кустарничковые, дриадовые и алекториевые тундры, придорожные выемки.

Сем. 21. Empetraceae Hook. et Lindl.

1(89). Empetrum nigrum L. s. l. – часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: лиственничные редколесья, заросли кедрового стланика, тундры.

Сем. 22. Onagraceae Juss.

1(90). Chamerion angustifolium (L.) Holub. – довольно часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: урема и наносы ручья, обочина дороги, придорожные выемки.

2(91). C. latifolium (L.) Holub. – часто, там же, кроме водотоков.

3(92). *Epilobium davuricum Fisch. ex Hornem. – редко, тундровый пояс: окраины водотоков.

Сем. 23. Apiaceae Lindl. (Umbelliferae Juss.)

1(93). Tilingia ajanensis Regel et Til. – нередко, долинный комплекс, тундровый пояс: урема ручья (ольховники), окраины водотоков в тундре, кассиоповые и лишайниковые тундры, тундры в основании кигиляхов на гребне.

Сем. 24. Pyrolaceae Dumort.

1(94). Orthilia secunda (L.) House subsp. obtusata (Turcz.) Böcher – довольно часто, долинный комплекс: влажные лиственничные редколесья, ольховники.

2(95). *Pyrola asarifolia Michx. – довольно редко, тундровый пояс: кустарничково-лишайниковые тундры.

Сем. 25. Ericaceae Juss.

1(96). Andromeda polifolia L. s. l. – довольно часто, долинный комплекс, тундровый пояс: заболоченные лиственничные редколесья, сфагновые и пушицевые болота, заболоченные тундры.

2(97). Arctous alpina (L.) Niedenzu – редко, долинный комплекс: влажные лиственничные редколесья.

3(98). Cassiope ericoides (Pall.) D. Don – часто, долинный комплекс и все пояса, кроме лесного: лиственничные редколесья, сухие заросли кедрового стланика, тундры, каменные осыпи, придорожные выемки.

4(99). C. tetragona (L.) D. Don – часто, долинный комплекс и все пояса: влажные лиственничные редколесья и редины, заросли кедрового стланика, ольховники, сфагновые болота, нивальные тундры.

5(100). L. palustre L., в пределах локальной флоры представлен 1 подвидом и 2 разновидностями:

а. L. palustre subsp. decumbens (Aiton) Hult. – часто, долинный комплекс и все пояса: заболоченные лиственничные редколесья и редины, заросли кедрового стланика, сфагновые и осоковые болота, тундры, каменные осыпи.

б. L. palustre var. angustum E. Busch. – часто, долинный комплекс, лесной и подгольцово-кустарниковый пояс: лиственничные редколесья, заросли кедрового стланика, ольховники, ивняки, урема ручья.

в. L. palustre var. dilatatum Wahlenb. – редко, долинный комплекс: урема ручья, заросли кедрового стланика.

6(101). Rhododendron aureum Georgi – часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: лиственничные редколесья, заросли кедрового стланика, ивняки, ольховники, сфагновые болота, тундры.

7(102). Vaccinium uliginosum L. s. str. – нередко, долинный комплекс: в уреме ручья.

V. uliginosum subsp. microphyllum Lange – часто (выше по склонам преобладает над типовым таксоном), долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: лиственничные редколесья, заросли кедрового стланика, ерники, тундры, болота.

8(103). V. vitis-idaea L. s. str. – редко, долинный комплекс: в уреме ручья.

V. vitis-idaea var. minus Lodd. – часто, долинный комплекс и все пояса, кроме эпилитно-лишайникового: лиственничные редколесья, заросли кедрового стланика, ерники, сфагновые болота, тундры.

Сем. 26. Boraginaceae Juss.

1(104). Eritrichium villosum (Ledeb.) Bunge – редко, тундровый пояс: склон горы юго-восточной экспозиции, на замшелой окраине водотока (ивково-зеленомошная тундра) у основания снежника.

Сем. 27. Scrophulariaceae Juss.

1(105). *Lagotis minor (Willd.) Standl. – редко, тундровый пояс: нивальные тундры в истоках ручья.

2(106). *Pedicularis alopecuroides Stev. ex Spreng. – часто, тундровый пояс: тундры, придорожные выемки.

3(107). P. lapponica L. – нередко, долинный комплекс: сфагновые тундроболота.

Сем. 28. Lentibulariaceae Rich.

1(108). Pinguicula villosa L. – нередко, долинный комплекс: на сфагновых болотах и буграх среди лиственничных редколесий.

Сем. 29. Caprifoliaceae Juss.

1(109). Linnaea borealis L. – нечасто, долинный комплекс: ольховники, заросли кедрового стланика.

Сем. 30. Valerianaceae Batsch

1(110). *Valeriana capitata Pall. ex Link – нередко, тундровый пояс: нивальные тундры.

Сем. 31. Asteraceae Bercht. et G. Presl. (Compositae Giseki)

1(111). *Artemisia borealis Pall. – редко, долинный комплекс: обочина дороги (заносное).

2(112). *A. furcata Bieb. – редко, тундровый пояс: кассиоповые тундры, придорожные выемки.

3(113). A. kruhsiana Bess. s. str. – нечасто, долинный комплекс: наносы ручья, разреженные ивняки, обочина дороги.

4(114). A. leucophylla (Bess.) Turcz. ex Clarce – редко, долинный комплекс: обочина дороги (заносное).

5(115). Crepis nana Rich. – часто, долинный комплекс, лесной и тундровый пояс: каменные осыпи, обочина дороги, придорожные выемки.

6(116). Dendranthema zawadskii (Herbich.) Tzvelev s. str. – нечасто, долинный комплекс, тундровый и эпилитно-лишайниковый (в нижней части, по ручьям) пояс: наносы ручья, фрагменты тундр.

7(117). Erigeron acris L. s. l. – нередко, долинный комплекс: обочина дороги (заносное).

8(118). *Petasites glacialis (Ledeb.) Polun. – часто, подгольцово-кустарниковый и тундровый пояс: хионофильные тундры, ольховники.

9(119). *Saussurea tilesii (Ledeb.) Ledeb. – нередко, тундровый пояс: разнотравно-кустарничковые тундры.

10(120). Taraxacum sp. (Sectio Borealia Hand.-Mazz., aff. T. macroceras Dahlst (?)) – отмечен в одном пункте, долинный комплекс: на обочине дороги у ручья (заносное). На время учета находился в фазе вегетации, что затруднило определение вида.

11(121). Tephroseris tundricola (Tolm.) Holub – отмечен в вегетативной форме в одном пункте, долинный комплекс: фрагмент тундры среди каменной россыпи.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Исследованная флора дополняет базу данных по конкретным флорам мало изученных и труднодоступных районов Яно-Индигирской горной страны. Представляет собой характерный пример отбора растений, наиболее адаптированных к экстремально суровому климату Полюса холода, многолетней мерзлоты и примитивным почвам горных поднятий. Хребет Тас-Кыстабыт занимает значительную площадь в Северо-Восточной Якутии (не менее 5.3 тыс. км2), а сведения о составе его флоры очень скудны. Здесь, близ границы Магаданской области, можно ожидать много интересных флористических находок. На очень небольшой площади исследованной нами флоры произрастает редкий и занесенный в Красную книгу Якутии (Krasnaya…, 2017) подвид Hyalopoa lanatiflora subsp. momica (эндемик Якутии и Магаданской области), статус охраны 3д: редкий вид с ограниченным ареалом (в очерке вида допущена опечатка – s.str.; а данный подвид еще более редок). Такой вид как Rhododendron aureum, отличающийся высокой декоративностью, лекарственными и пищевыми свойствами, до недавнего времени входил в число уязвимых охраняемых растений (Krasnaya …, 1987, 2000), а в последнее время, переведен в перечень растений, нуждающихся в особом внимании и мониторинге (Krasnaya …, 2017).

Список литературы

  1. [Atlas] Атлас сельского хозяйства Якутской АССР. 1989. М. 115 с.

  2. [Egorova] Егорова Т.В. 1999. Осоки (Carex L.) России и сопредельных государств (в пределах бывшего СССР). СПб.; Сент-Луис. 772 с.

  3. [Flora …] Флора Сибири. 1987–2003. Новосибирск. Т. 1–14.

  4. [Karavaev, Dobretsova] Караваев М.Н., Добрецова Л.А. 1964. Краткий очерк растительности долины р. Неры в ее нижнем течении (бассейн верхней Индигирки). – Бот. журн. 49(11): 1544–1559.

  5. [Conspectus …] Конспект флоры Азиатской России: Сосудистые растения. 2012. Новосибирск. 640 с.

  6. [Konspekt …] Конспект флоры Якутии: Сосудистые растения. 2012. Новосибирск. 272 с.

  7. [Krasnaya …] Красная книга Якутской АССР. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений. 1987. Новосибирск. 248 с.

  8. [Krasnaya …] Красная книга Республики Саха (Якутия). Т. 1: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений и грибов. 2000. Якутск. 255 с.

  9. [Krasnaya …] Красная книга Республики Саха (Якутия). Т. 1: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды растений и грибов. 2017. М. 412 с.

  10. [Kuvaev] Куваев В.Б. 2006. Флора субарктических гор Евразии и высотное распределение ее видов. М. 568 с.

  11. [Moskalyuk] Москалюк Т.А. 1990. Рост и биологическая продуктивность чозенников на юге Магаданской области. – Лесоведение. 5: 46–56.

  12. [Moskalyuk] Москалюк Т.А. 2014. Жизненные стратегии и перспективы использования в озеленении Chosenia arbutifolia (Salicaceae). – В кн.: Экосистемы, их оптимизация и охрана. Т. 10. Симферополь. С. 57–67.

  13. Moskalyuk Т.А. 2016. Chosenia arbutifolia (Salicaceae): life strategies and introduction perspectivies. – Сибирский лесной журнал. 3: 34–45.

  14. [Mostakhov et al.] Мостахов С.Е., Некрасов И.А., Дмитриева З.М., Калмыкова А.И. 1980. Якутская АССР (Краткий географический словарь – справочник). Якутск. 184 с.

  15. [Nikolin] Николин Е.Г. Флора Яно-Индигирского района (Северо-Восточная Якутия). 2008. – В сб.: Материалы Всероссийской конф. “Фундаментальные и прикладные проблемы ботаники в начале XXI века”. Ч. 4. Петрозаводск. С. 80–83.

  16. [Nikolin] Николин Е.Г. 2014. Стандартная флора – критерий биологического разнообразия территории. – В сб.: Материалы X Международной школы-семинара по сравнительной флористике «Сравнительная флористика: анализ видового разнообразия растений. Проблемы. Перспективы. “Толмачевские чтения”» Краснодар. С. 95–97.

  17. [Nikolin] Николин Е.Г. 2015. Конкретная, парциальная и стандартная флора Центральной и Северо-Восточной Якутии. – В кн. Флористические исследования Северо-Восточной Азии. Вып. 1. Новосибирск. 76 с.

  18. [Nikolin et al.] Николин Е.Г., Якшина И.А. Петровский В.В. 2017. Флора окрестностей международной биологической станции “Лена-Норденшельд” (Усть-Ленский заповедник, Якутия).– Бот. журн. 102(10): 1402–1420.

  19. [Opredelitel’…] Определитель высших растений Якутии. 1974. Новосибирск. 544 с.

  20. [Pavlov, Khokhryakov] Павлов В.Н., Хохряков А.П. 1989. К флоре Северо-Восточной Якутии. – Бюл. МОИП. Отд. биол. 94(5–6): 94–103.

  21. [Pugachev, Tikhmenev] Пугачев А.А., Тихменев Е.А. 2011. Структурно-функциональная организация и динамика почвенно-растительного покрова Крайнего Северо-Востока России. Магадан. 197 с.

  22. [Semkin] Сёмкин Б.И. 2009. К методике анализа разновеликих множеств в сравнительной флористике. – Комаровские чтения. № 56. Владивосток. С. 170–185.

  23. [Scheludyakova] Шелудякова В.А. 1938. Растительность бассейна р. Индигирки – Сов. ботаника. 4(5): 43–79.

  24. [Scheludyakova] Шелудякова В.А. 1948. Растительность северо-востока Якутии. – Доклады на первой научной сессии Якутской базы АН СССР. Якутск. С. 164–176.

  25. [Scheludykova] Шелудякова В.А. 1957. Степная растительность Якутского Заполярья. – Тр. Ин-та биологии ЯФ СО АН СССР. Вып. 3. М. С. 68–81.

  26. [Shcherbakov] Щербаков И.П. 1975. Лесной покров Северо-Востока СССР. Новосибирск. 343 с.

  27. [Skryаbin] Скрябин С.З. 1968. Степная растительность в среднем течении р. Индигирки: Автореф. дис. … канд. биол. наук. Якутск. 23 с.

  28. [Tebenevochnye…] Тебеневочные пастбища Северо-Востока Якутии. 1974. Якутск. 246 с.

  29. [Tolmachev] Толмачев А.И. 1931. К методике сравнительно-флористического исследования. Понятие о флоре в сравнительной флористике. – Журн. РБО. 16 (1): 111–124.

  30. [Tolmachev] Толмачев А.И. 1970. О некоторых количественных соотношениях во флорах земного шара. – Вестник ЛГУ. Сер. биол. 15: 62–74.

  31. [Tolmachev] Толмачев А.И. 1986. Методы сравнительной флористики и проблемы флорогенеза. Новосибирск. 196 с.

  32. [Yurtzev] Юрцев Б.А. 1968. Флора Сунтар-Хаята. Л. 236 с.

  33. [Yurtzev] Юрцев Б.А. 1981. Реликтовые степные комплексы Северо-Восточной Азии. Новосибирск. 168 с.

  34. [Yurtzev et al.] Юрцев Б.А., Андреев В.Н., Перфильева В.И., Савкина З.П. 1975. Путеводитель ботанической экскурсии в Северо-Восточную Якутию. Л. 44 с.

Дополнительные материалы отсутствуют.