Экология, 2019, № 1, стр. 72-76

Фенология сезонных явлений и территориальное распределение серой вороны (Corvus cornix) из Нижнего Приобья

В. Н. Рыжановский *

Институт экологии растений и животных УрО РАН
620144 Екатеринбург, ул. 8 Марта, 202, Россия

* E-mail: ryzhanovsky@ipae.uran.ru

Поступила в редакцию 26.02.2018
После доработки 15.05.2018
Принята к публикации 02.03.2018

Полный текст (PDF)

Аннотация

Период пребывания серой вороны на широте Полярного круга в Западной Сибири длится около 6 месяцев, с начала–середины апреля до начала–середины октября. Сроки прилета серой вороны в Нижнее Приобье за период с 1970 по 2017 г. сместились на более ранние календарные даты. Гнездовой сезон начинается в мае, длится 2.5–3 мес., до конца июля. Послебрачная линька начинается в июне, совмещается с выкармливанием птенцов, заканчивается в сентябре. Постювенальная линька начинается в возрасте 50–55 сут., в августе, длится 2.5–3 мес., до середины–конца октября и совмещается с миграцией. Отлет на зимовку протекает в сентябре–первой половине октября. Первогодки находятся в области зимовки, в бассейнах рек Кама и Волга, до марта–апреля, в район вылупления возвращаются в апреле–мае. На пространстве Восточно-Европейской равнины зимой концентрируются вороны северных, северо-восточных и восточных популяций замещая кочующую и мигрирующую часть местных популяций.

Ключевые слова: серая ворона, размножение, линька, миграция, зимовка, фенология

DOI: 10.1134/S0367059718060100

Серая ворона в южной части гнездового ареала – оседлая птица, севернее – кочующая и перелетная. [1]. Вороны, гнездящиеся на территории г. Санкт-Петербурга, частично оседлы, частично кочуют вокруг города [2]. К середине прошлого столетия в городах Мурманской области сформировались преимущественно оседлые популяции, но часть птиц откочевывает в южном направлении [3]. В этот же период появилась полностью оседлая популяция в г. Архангельске. В настоящее время там зимуют тысячи серых ворон, гнездящиеся с высокой плотностью в городе и окрестностях [4]. Из Большеземельской тундры, куда вороны проникли в середине ХХ в., птицы полностью отлетают на зимовку [5]. Из долины Нижней Оби, которую вороны освоили раньше, чем Большеземельскую тундру, и северной тайги Западной Сибири птицы также полностью улетают на зимовку [68]. Таким образом, в Восточной Европе, на Урале и в Западной Сибири обитают пространственные группировки серой вороны (популяции), отличающиеся миграционной активностью, которая влияет на все стороны экологии вида [9].

Сравнительное изучение годовых циклов популяций серых ворон с разным уровнем пространственной активности может быть целью большого исследования, но этому препятствует недостаток данных. Задача настоящей работы – изложение материалов о сезонных явлениях годового цикла жизни серых ворон с выраженной миграционной активностью из Нижнего Приобья.

Материал получен на основе регистраций встреч серой вороны в окрестностях г. Лабытнанги (66°30′ с.ш., 66°25′ в.д.), при осмотре доступных гнезд, работе с вольерными птицами и по результатам кольцевания. Для анализа дат начала прилета использовали собственные наблюдения, сообщения коллег и любителей природы о первой весенней встрече серой вороны в окрестностях г. Лабытнанги в 1970–2017 гг. Источником сведений о температуре воздуха были данные по метеостанции Салехард (WMO #233300, 66°31′ с.ш., 66°36′ в.д., 35 м над ур. м.).

В состоянии постювенальной линьки поймано и осмотрено 5 серых ворон; выкормлены с 15-дневного возраста и передержаны до середины сентября 2 вороны. У взрослых ворон в период послебрачной линьки в полете хорошо заметны отсутствующие маховые и рулевые перья, что позволяет установить примерную стадию линьки. Состояние оперения линяющих молодых ворон описывали по известной методике [10]. Для отлова ворон на полигоне бытовых отходов была построена скандинавская ловушка. В августе 1986 г. этой ловушкой пойманы и окольцованы 55 первогодков, а в июле 1986 г. в гнездах в окрестностях г. Лабытнанги были окольцованы 115 птенцов. Из Центра кольцевания ИПЭЭ РАН мы получили данные (возвраты) о 16 наших птицах, о двух воронах, окольцованных в гнездах в бассейне р. Щучья (67°44′ с.ш., 68°13′ в.д.) и сведения о 6 воронах, помеченных в гнездах или застреленных в пределах Уральского региона.

В окрестностях г. Лабытнанги вороны начинали встречаться в конце марта–первой декаде апреля, в отдельные годы – во второй декаде. Рассчитаны средние за десятилетие даты начала прилета: 1970–1979 гг. – 11.04; 1980–1989 гг. – 7.04; 1990–1999 гг. – 8.04; 2000–2009 гг. – 6.04; 2010–2017 гг. – 5.04. Проанализировав сроки начала прилета серых ворон за период 1970–2002 гг., С.П. Пасхальный [11] пришел к выводу о достоверном (р = 0.01) сдвиге сроков на более раннее время, вызванное потеплением климата. Добавление дат за последующие годы (2003–2017 гг.) достоверность отрицательного тренда частично нивелирует (RSp= –0.31; p = 0.051), так как в последнее 10-летие вороны начинали прилет стабильно 4–6 апреля. Смещению начала прилета еще на более ранние даты может препятствовать климатическая обстановка на трассе миграции. Среднесуточная температура в день регистрации первой вороны за все годы наблюдений составила –7.2°С. В 1984, 1987, 2006 гг. она была равна соответственно: –23.6, –21.5, –20.9°С, но в 1982, 1991, 1995, 1997, 2001, 2012 и 2017 гг. днем воздух прогревался до положительных температур – максимально 13.04.1991 до 5.6°С. Сопоставление данных по динамике начала прилета и среднесуточных температур в день прилета выявило очень слабую связь переменных (RSp= –0.14, p = 0.409).

Брачные игры серых ворон в Нижнем Приобье наблюдали в конце апреля–начале мая, строительство гнезд – в мае: 23.05.1971; 27.05.1975; 11.05.1979; 30.05.1979; 10.05.1980; 05.06.1983; 04.05.1986. Полные кладки, насиженные в разной степени, находили с середины мая–начала июня (наиболее ранняя дата – 15.05.1977) до середины июля. В ранневесенний 1986 г. (начало прилета 2.04) полные кладки найдены в период с 11.05 до 24.05 (6 гнезд), т.е. откладывание яиц началось после 5.04. Вылупление первых птенцов наблюдали 24.05.1986, в другие годы – с начала июня. В 1986 г. возраст птенцов в период кольцевания с 14.06 по 28.06. был от 5 до 15 сут. Однако в 1972 г. при поздней весне кладки с сильно насиженными яйцами нашли 5.07 и 8.07. Слетков мы встречали с середины июня (наиболее ранняя дата – 15.06.1977). После оставления гнезда в первой декаде июля 2 меченые молодые вороны (вылупление 07–10.06) пойманы в 30 км от гнездового участки 03.09, т.е. в возрасте 85–90 сут семейная группа сохранялась. Молодая ворона, пойманная ловушкой в г. Лабытнанги 03.08.1986, через 35 сут, 07.09.1986, была отстреляна в 75 км севернее, у пос. Белоярск (66°50′ с.ш., 68°09′ в.д.). Радиус послегнездовых кочевок составил не менее 75 км.

Постювенальная линька частичная. Происходит замена кроющих головы и туловища в обычной для северных воробьиных полноте и небольшого числа кроющих крыла: малых верхних кроющих второстепенных маховых, кроющих крылышка, верхних и нижних кроющих кисти, средних нижних кроющих второстепенных маховых. Начиналась линька у птиц в вольере в возрасте 50 и 55 сут (25.07 и 28.07) и до 13.09, даты выпуска, эти вороны были в состоянии линьки. При общей продолжительности линьки 90–100 сут [12] она должна закончиться в середине–конце октября, в период миграции. В связи с длительной постювенальной линькой и достаточно ранним отлетом ее совмещение с миграцией должно быть характерно для всех ворон севера Западной Сибири.

Полная послебрачная линька начинается во второй половине июня–начале июля, что совпадает с выкармливанием птенцов. При посещении гнездовых участков в этот период у взрослых беспокоящихся птиц в полете всегда (десятки регистраций) наблюдали отсутствующие или растущие внутренние (10–8-е) маховые перья (I–III стадии линьки). В начале августа (02.08.2016 и 01–03.08.2017) на полигоне бытовых отходов г. Лабытнанги все осмотренные в полете серые вороны (n = 21) были в состоянии линьки – наблюдались отсутствующие и растущие маховые вершины крыла и растущие рулевые перья (VI–IX стадии линьки). Отстрелянная взрослая серая ворона 15.09.1986 находилась на XI стадии линьки. Примерная длительность послебрачной линьки особи также составила 90–100 сут. Сезон линьки в нижнеобской популяции серых ворон длится 4–4.5 мес.

Отлет первых стай в южном направлении в окрестностях г. Лабытнанги наблюдали в конце августа. Он продолжается до середины октября – замерзания озер, проток, начала ледостава на р. Обь. Пойманная ловушкой 05.09.1986 серая ворона отстреляна там же 18.10.1986, т.е. в области послегнездовых кочевок птицы придерживаются локальных кормных участков до начала отлета на зимовку. Даты последней регистрации вороны в окрестностях г. Лабытнанги следующие: 08.10.1981; 13.10.1082; 10.10.1984: 21.10.1996; 15.10.1997; 17.10.1998; 18.10.1999; 19.10.2000: 10.10.2001. Максимальная продолжительность пребывания ворон на широте Полярного круга – 6.5 мес. Температура воздуха в 1981 и 2000 гг. в день последней встречи была положительной (среднесуточная 6.5 и 3.1°С), в остальные годы ниже 0°С, минимальной в 1998 г. (–10.6°С).

Первогодки, пойманные ловушкой на свалке бытовых отходов (n = 55), в последующие годы в нашем районе не обнаружены. Из 115 помеченных в гнездах птенцов три первогодка отстреляны в период весенней охоты следующего года (конец мая 1987 г.), один убит весной на второй год жизни (май 1988 г.), все в радиусе 20–30 км от места вылупления в пойме Нижней Оби. Уровень филопатрии (3.5%) достаточно высокий, несмотря на отсутствие размножения в первый год жизни.

В Уральском регионе северная граница области зимовки серых ворон проходит близ 60-й параллели (см. рис. 1, линия 3). Зимой птицы редки в гг. Североуральск (восточный склон Урала, 60°09′ с.ш., 59°06′ в.д.) и Ивдель (60°69′ с.ш., 60°42′ в.д.) [13, 14] и обычны в г. Красновишерск (западный склон, 60°24′ с.ш., 57°04′ в.д.) [15]. Южнее 59-й параллели вороны обычны в поселках, многочисленны в городах в течение всего года.

Судя по возвратам колец, вороны из Нижнего Приобья зимуют в бассейне Камы, Вятки, Волги, на Приволжской возвышенности, к западу от Уральского хребта и непосредственно на Среднем Урале. В зимний период одна меченная в гнезде северная ворона застрелена в первый год жизни в районе г. Балаково Саратовской области 04.04.1987 (M-368935) и одна – на второй год жизни (D-961326) – в Тамбовской области (с. Новоситовка, 01.11.1987). Еще одна окольцованная в гнезде ворона (M-368926) поймана в начале второго года жизни (20.08.1987 г.) в г. Перми, где могла зимовать и остаться на лето. В конце второго года жизни (27.04.1988) в районе г. Серова застрелена ворона (M-368926), также окольцованная в гнезде близ г. Лабытнанги. Две вороны одного выводка из окрестностей г. Лабытнанги застрелены в апреле в Кировской (Яранский р-н) и Вологодской областях (Кирилловский р-н): первая – в возрасте меньше одного года (M-368968, 29.04.1987), вторая – через 4 года после мечения (M-368965, 21.04.1990). Вороны из другого выводка, окольцованные в 1983 г. в бассейне р. Щучья, застрелены весной следующего года также в разных точках: в Свердловской области, г. Краснотурьинск (D-810149, 05.05.1984) и в Куйбышевской области, Алексеевский р-н (D-810126, 05.04.1984). Обычно после оставления гнезда выводок делится между взрослыми птицами, которые, вероятно, летят на зимовку в разные районы вместе с молодыми.

В Саратовскую область, на вероятную южную границу области зимовки, северные птицы прилетают предположительно в октябре–ноябре на смену отлетающим в октябре в южном направлении (в Астраханскую область) местным серым воронам [16]. Увеличения численности при этом не отмечено, т.е. мигранты с севера временно занимают место отлетевшей части популяции поволжских ворон. Возвращение последних птиц в гнездовой район начинается во второй половине февраля–начале марта, так как активное строительство гнезд наблюдается во второй декаде марта [16]. Одновременно должен начаться отлет северных птиц, стимулированный растущим днем и повышением температуры воздуха. Судя по возврату кольца из г. Балаково от 03.04.1987 г., первогодки включаются в миграцию позднее птиц старших возрастных групп, подлетающих к началу апреля к Заполярью. По Вологодской области, скорее всего, проходит северо-западная граница зимовки ворон из Нижнего Приобья. Ворона, прилетевшая на зимовку в Тамбовскую область, вероятно, достигла западной границы области зимовки нижнеобских птиц. Согласно результатам кольцевания [17], вороны из более западной Калужской области отлетают на зимовку в Белоруссию и Украину, на смену им прилетают птицы из Кировской, Пермской, севера Свердловской областей, из юго-западной части ХМАО и, как видим, из Нижнего Приобья – “происходит замещение северо-восточными популяциями на зимний период” [17]. Три слетка, окольцованные в Перми, зимовали в Татарстане и Чувашии, слеток из г. Красноуфимска через год был застрелен весной в Воронежской области, Все регистрации отмечены западнее места вылупления.

Таким образом, на пространстве Восточно-Европейской равнины с ее многочисленными городами и поселками зимой концентрируются вороны северных, северо-восточных и восточных популяций, замещая местные популяции, точнее, кочующую и мигрирующую части популяций. Вороны из южной тайги и лесостепи Западной Сибири зимуют в Средней Азии. На это указывает В.Н. Блинов [18] исходя из встреченных на гнездовье в Сибири (бассейн Верхней Оби) птиц, окольцованных в Западном Тянь-Шане, Узбекистане и Казахстане. Территория между Уральским хребтом и р. Иртыш кольцеванием к настоящему времени мало охвачена. Здесь возможно гнездование двух пространственных группировок серых ворон: мигрирующих осенью на юг, в Среднюю Азию, и на запад, на Южный и Средний Урал.

Автор выражает глубокую признательность сотрудникам АНИС УрО РАН В.Г. Штро и С.П. Пасхальному за любезно предоставленные материалы наблюдений за серой вороной в г. Лабытнанги, сотруднику ИЭРиЖ УрО РАН А.В. Гилеву за помощь в статистической обработке материалов.

Работа выполнена в рамках государственного задания Института экологии растений и животных УрО РАН при поддержке Комплексной программы УрО РАН (проект 18-9-4-22).

Рис. 1.

Область регистрации серых ворон из Нижнего Приобья и населенные пункты, упомянутые в тексте: 1 – северная граница гнездового ареала; 2 – область послегнездового разлета из окрестностей г. Лабытнанги в 1986 г. и возвращения в 1987 и 1988 гг.; 3 – примерная северная граница области регулярной зимовки на Урале; 4 – точки регистрации серых ворон, окольцованных в Нижнем Приобье в 1986 г. и в бассейне р. Щучья в 1983 г.

Список литературы

  1. Рустамов А.К. Ворона Corvus corone L. // Птицы Советского Союза. М.: Сов. наука, 1954. Т. V. С. 25–35.

  2. Мальчевский А.С., Пукинский Ю.Б. Птицы Ленинградской области и сопредельных территорий. Т. 2. Певчие птицы. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1983. 504 с.

  3. Семенов-Тян-Шанский О.И., Гилязов А.С. Птицы Лапландии. М.: Наука, 1991. 288 с.

  4. Андреев В.А. К изучению серой вороны (Corvus cornix) в урбанизирован-ном ландшафте // Рус. орнитол. журн. 2003. № 12(223). С. 568–571.

  5. Морозов В.В. Врановые птицы восточной части Большеземельской тундры // Рус. орнитол. журн. 2008. № 17(432). С. 1166–1168.

  6. Шостак А.С. Орнитологические наблюдения летом 1920 г. (Томск–мыс Трехбугорный–мыс Круглый) // Вестн. Томского орнитол. общ. Томск, 1921. Кн. 1. С. 105–114.

  7. Пасхальный С.П. Птицы антропогенных местообитаний полуострова Ямал и прилегающих территорий. Екатеринбург: УрО РАН, 2004. 198 с.

  8. Костенко А.В. О численности, биотопическом распределении и экологии врановых Corvidae в городе Новый Уренгой // Рус. орнитол. журн. 2015. № 24 (1099). С. 279–285.

  9. Носков Г.А., Рымкевич Т.А. Формы миграционной активности в годовом цикле птиц // Орнитологические исследования в Приладожье. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2005. С. 6–18.

  10. Носков Г.А., Рымкевич Т.А. Методика изучения внутривидовой изменчивости линьки у птиц // Методика исследования продуктивности и структуры видов в пределах их ареалов. Вильнюс, 1977. Ч. 1. С. 37–48.

  11. Пасхальный С.П. Сроки прилета некоторых видов птиц в низовья Оби в 1970–2002 гг. // Многолетняя динамика численности птиц и млекопитающих в связи с глобальным изменением климата: Мат-лы междун. симпозиума. Казань: ЗАО “Новое знание”, 2002. С. 151–156.

  12. Шутенко Е.Н. Серая ворона – Corvus cornix // Линька воробьиных птиц Северо-Запада СССР. Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1990. С. 268–277.

  13. Штраух О.В. Птицы Ивдельского района // Мат-лы к распространению птиц на Урале, в Приуралье и Западной Сибири. Екатеринбург: Изд-во “Екатеринбург”, 1997. С. 149–154.

  14. Бойко Г.В., Кузнецова И.А. Сысоев В.А. Фауна и биология птиц заповедника “Денежкин камень” и прилегающих территорий // Труды гос. заповедника “Денежкин камень”. Екатеринбург, 2003. Вып. 2. С. 18–50.

  15. Колбин В.А. Птицы заповедника Вишерский и прилегающих территорий. М.: Наука, 2016. 360 с.

  16. Завьялов Е.В., Табачишин В.Г., Якушев. Птицы севера Нижнего Поволжья: В 5 кн. Кн. IV. Состав орнитофауны. Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 2009. 268 с.

  17. Попов Е.А. Анализ результатов кольцевания серых ворон Corvus cornix в Калужской области // Рус. орнитол. журн. 2017. № 26(1458). С. 2453–2460.

  18. Блинов В.Н. Врановые Западно-Сибирской равнины. М.: КМК Scientific Press Ltd., 1998. 281 с.

Дополнительные материалы отсутствуют.