Ботанический журнал, 2019, T. 104, № 6, стр. 918-942

ФЛОРА ЛУВЕНЬГСКОГО АРХИПЕЛАГА (КАНДАЛАКШСКИЙ ЗАЛИВ, БЕЛОЕ МОРЕ)

Е. И. Вузман 1*, М. Н. Кожин 123**

1 Московский государственный университет имени М.В. Ломоносова
119234 г. Москва, Ленинские горы д. 1, стр. 12, Россия

2 Полярно-альпийский ботанический сад-институт им. Н.А. Аврорина КНЦ РАН
184209 Мурманская область, г. Апатиты, ул. Ферсмана, 18А, Россия

3 Кандалакшский государственный природный заповедник
184042 Мурманская область, Кандалакша, ул. Линейная, 35, Россия

* E-mail: elenavuzman@mail.ru
** E-mail: mnk_umba@mail.ru

Поступила в редакцию 05.02.2019
После доработки 26.04.2019
Принята к публикации 16.05.2019

Полный текст (PDF)

Аннотация

Лувеньгский архипелаг расположен в вершине Кандалакшского залива Белого моря и состоит из 41 острова общей площадью 249 га. Его флора по результатам исследования насчитывает 274 вида из 53 семейств; 82 вида приводятся впервые для архипелага. Зависимость числа видов от площади острова согласуется с положениями классической равновесной теории островной биогеографии и может быть выражена уравнением Аррениуса y = 69 × x0.24 (R2 = 0.8; p < 0.05), т.е. на острове площадью 1 га обитает 69 видов. По флористическому богатству Лувеньгский занимает промежуточное положение среди архипелагов Кандалакшского залива. По числу видов сосудистых растений наиболее богатыми оcтровами этого архипелага являются: Бережной Власов – 208 видов, Большой Березовый – 191 вид и Большой Куртяжный – 157 вид. Обнаружено 10 охраняемых видов сосудистых растений, занесенных в Красную книгу Мурманской области, и 1 вид – в Красную книгу Российской Федерации. Отмечено 29 заносных видов, что составляет 11% от флоры архипелага и говорит о слабом антропогенном влиянии на острова. Внедрение адвентивных видов происходит в течение последних нескольких веков и осуществляется тремя основными путями. Они связаны с непосредственными былыми нарушениями растительного покрова на о. Большом Березовом в результате использования территории для рыбной ловли, сенокошением на островах архипелага в начале XX века и современным увеличением синантропизации экосистем.

Ключевые слова: островные флоры, заносные виды, сосудистые растения, Мурманская область

DOI: 10.1134/S0006813619060139

Флора островов Белого моря издавна привлекала внимание исследователей (Lindberg, 1914; Pobedimova et al., 1959; Sennikov, Kozhin, 2018). Планомерное изучение островных флор Кандалакшского залива связано с организацией Кандалакшского заповедника в 1932 г. За прошедшие десятилетия были исследованы разные участки заповедника, составлены флористические списки (Bogdanova, Vekhov, 1969; Vorob’yova, 1986; 1989, 1996b и др.) и подготовлены первые обобщения (Breslina, 1987; Vorob’yova, 1996a; Zherikhina, Moskvicheva, 2006; Kozhin, 2011). Соловецкие острова, расположенные во внешней части Онежской губы, с 1980-х по 2000-е гг. были исследованы сотрудниками Московского университета (Kiseleva et al., 2005; и др.). Флоры других островов Онежской губы с 2000-х гг. изучали сотрудники Карельского научного центра РАН (Kravchenko, Timofeeva, 2002, 2008; Kravchenko et al., 2015). В последние годы появилась информация об островных флорах Двинской губы (Churakova et al., 2016). Большинство проведенных исследований имеет первичный инвентаризационный характер и является основой для дальнейших работ, связанных с вопросами изменений состава островных флор во времени. Такие исследования для островов Белого моря пока единичны (Shipunov, Abramova, 2006).

Исследование флоры Лувеньгского архипелага началось после включения этих островов в состав Кандалакшского заповедника в 1968 г. В 1970-х и 1980-х гг. научный сотрудник заповедника Е.Г. Воробьёва провела первую инвентаризацию флоры островов (Vorob’yova, 1988, 1996b). Она исследовала 33 острова и выявила 233 вида. В 1983 г. в работах принимала участие студентка Казанского университета В.Г. Лаврова, которая обследовала 19 островов и обнаружила 143 вида (Lavrova, 1984). В 1982 и 1983 гг. студенты Московского университета С.Р. Майоров, Т.Е. Крамина и Г.А. Пронькина проводили изучение озерных гидрофитов на островах Кандалакшского залива. В 1983 г. на о. Бережной Власов они обнаружили 5 видов гидрофитов (Maiorov, 1984; Maiorov et al., 1994). C 1986 по 2004 г. флору и растительность водоемов и водотоков Кандалакшского заповедника изучала внештатный научный сотрудник заповедника Н.Г. Панарина. В 2004 году она выявила 14 видов макрофитов на о. Бережной Власов (Panarina, Papchenkov, 2005). В 2010 г. М.Н. Кожин, один из авторов статьи, обследовал два небольших острова (Кордоша и Влада) и составил для них флористические списки. На основании проведенных исследований для большинства островов архипелага были составлены флористические списки, в то время как флора 12 островов оставалась неизученной. В связи с этим целью настоящего исследования являлась полная инвентаризация флоры Лувеньгского архипелага.

РАЙОН ИССЛЕДОВАНИЙ

Лувеньгский архипелаг расположен в вершине Кандалакшского залива Белого моря (рис. 1). Острова тянутся полосой от мыса Питкульский Наволок до входа в Колвицкую губу. Протяженность архипелага составляет около 12 км, ширина – до 2.4 км. В его состав входит 41 остров общей площадью 249 га. Острова представляют собой невысокие формы аккумулятивного и абразионно-аккумулятивного рельефа, обычно сложенные рыхлыми отложениями морского происхождения (Kosevich, 2015). На формирование островных экосистем района исследований значительное влияние оказывает современное гляциоизостатическое и неотектоническое поднятие суши (Kol’ka et al., 2005). Растительный покров представлен северотаежными сообществами, где значительную роль играют хвойные леса и приморские луга. Малые острова (площадью менее 1 га) преимущественно безлесные. Их растительность представлена приморскими лугами низкого, среднего и высокого уровней, а также вороничными сообществами. Острова среднего размера (от 1 до 10 га) покрыты лесом; помимо приморских лугов, вороничников и хвойных лесов здесь представлены также опресненные приморские болота, приморские скалы, заболоченные участки леса. На крупных островах (более 10 га) имеются озера и разнообразные болота.

Значительное влияние на растительный покров островов оказывают морские колониальные птицы, в частности колонии серебристой чайки (Larus argentatus), сизой чайки (Larus canus), полярной крачки (Sterna paradisaea) и обыкновенной гаги (Somateria mollissima). Птицы используют территории островов для гнездования и во время пролета останавливаются на них. Влияние проявляется в поступлении большого количества птичьего помета, в механическом разрушении растительного покрова, рыхлении почвы и переносе диаспор (Breslina, 1987).

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

Полевые исследования проводились в 2016–2018 гг. маршрутным методом. Непосредственно в поле заполняли бланки флористических описаний: отмечали встреченные виды, их частоту и местообитания. По итогам полевых работ подготовлены флористические списки всех островов Лувеньгского архипелага. Собранные в ходе полевых исследований образцы пополнили фонды гербариев Московского университета (MW) и Кандалакшского заповедника (KAND).

При составлении обобщающего аннотированного списка были использованы данные полевых исследований, все имеющиеся литературные сведения (Maiorov et al., 1994; Vorob’yova, 1996b; Panarina, Papchenkov, 2005), материалы гербария (KAND) и архива Кандалакшского заповедника (Lavrova, 1984; Vorob’yova, 1988). В аннотированном списке после названия вида дается ссылка на публикации, в которых вид ранее приводился для островов. Если в публикациях тот или иной вид был указан для флоры островов под неправильным определением (auct.), в широкой трактовке (s. l.) или как синоним, такие указания цитируются в скобках после принятого названия вида. Далее приводится перечень островов, которые обозначены номерами (см. табл. 1). Указания наличия видов на островах в опубликованных работах, не подтвержденные нашими полевыми исследованиями, приведены в конце перечня островов после точки с запятой. Затем дана краткая характеристика местообитаний: они перечислены от типичных и широко распространенных к более редким на архипелаге. Для редких видов указаны конкретные местонахождения. Оценка встречаемости видов приведена по пяти категориям: повсеместно – отмечен на всех лесных островах; часто – более чем на 1/2 лесных островов; изредка – менее чем на 1/2 лесных островов, но более чем на 7 островах; редко – на 3–6 островах; очень редко – на 1–2 островах. Далее дана краткая информация об охранном статусе видов в соответствии с Красной книгой Мурманской области (2014) и Красной книгой Российской Федерации (2008). Новые виды для архипелага отмечены звёздочкой (*); новые виды, ранее приводившиеся на основании ошибочных определений, – **; известные для архипелага только по литературным данным – #; заносные виды – ■. Расположение видов в списке соответсвует системе APG IV.

Аннотированный список видов сосудистых растений

Diphasiastrum complanatum (L.) Holub subsp. complanatum – Vorob’yova, 1996b: 60. 11, 12, 20, 30, 34; 35: хвойные леса, скалы среди хвойного леса. Изредка.

*D. complanatum subsp. montellii (Kukkonen) Kukkonen – 5, 29: сухие скалы с овсяницей и лишайниками. Очень редко.

Huperzia selago (L.) Bernh. ex Schrank et Mart. subsp. arctica (Grossh. ex Tolm.) Á. Löve et D. Löve (H. selago s.l. – Vorob’yova, 1996b: 60). 5, 11, 29; 30: сухие скалы в хвойных лесах, приморские скалы. Редко.

Lycopodium annotinum L. subsp. annotinum (L. dubium auct. ) – Vorob’yova, 1996b: 60. 2, 3, 5, 6, 11–14, 19–23, 28, 29, 33–35, 39; 30: хвойные леса. Часто.

**L. annotinum subsp. alpestre (Hartm.) Á. Löve et D. Löve – 5: на сухих скалах.

L. lagopus (Laest.) Zinserl. ex Kuzen. (L. clavatum s. l. – Vorob’yova, 1996b: 60). 5, 29; 11: скалы в хвойных лесах; сухой смешанный березняк. Очень редко.

*Equisetum arvense L. (E. palustre auct. – Vorob’yova, 1996b: 59). 11, 29: заболоченные хвойные леса и опушки. Очень редко.

*E. fluviatile L. – 5: на обводненном мезотрофном болоте. Очень редко.

E. sylvaticum L. – Vorob’yova, 1996b: 59. 5, 11, 29; 21, 22, 30: заболоченные и сырые участки хвойных лесов. Изредка.

*Botrychium boreale Milde – 12: на приморской скале. Очень редко.

B. lunaria (L.) Sw. – Vorob’yova, 1996b: 59. 5, 11, 25: мохово-лишайниковые подушки на приморских скалах и приморские луга высокого уровня. Редко.

Gymnocarpium dryopteris (L.) Newman – Vorob’yova, 1996b: 59. 5, 11–13, 16, 23, 28, 29; 30: хвойные леса, расщелины скал. Изредка.

*Dryopteris carthusiana (Vill.) H.P. Fuchs – 23, 30: хвойные леса и приморские опушки. Очень редко.

*D. expansa (C. Presl) Fraser-Jenk. et Jermy – 5, 29: опушки хвойных лесов. Очень редко.

Picea × fennica (Regel) Kom. (P. obovata auct.) – Vorob’yova, 1996b: 60. 2–3, 5–7, 9–14, 16, 19–30, 32–36, 39–40: хвойные и смешанные леса; на лудах11 встречается реже. Повсеместно.

Pinus sylvestris L. – Vorob’yova, 1996b: 60. 2, 3, 5–7, 9–16, 19–24, 26–30, 32–36, 39–41: хвойные и смешанные леса, приморские скалы, мезотрофные болота; на лудах встречается реже. Повсеместно.

Juniperus communis L. – Vorob’yova, 1996b: 60. 5, 11, 16, 23, 24, 28, 30, 33: хвойные леса. Изредка.

J. sibirica Burgsd. – Vorob’yova, 1996b: 61. 2–3, 5–14, 16, 19–24, 26–30, 32–40: вороничники, приморские луга и скалы, хвойные леса. Повсеместно.

#Tofieldia pusilla (Michx.) Pers. – Vorob’yova, 1996b: 70. 11: лес. Очень редко.

Scheuchzeria palustris L. – Vorob’yova, 1996b: 62. 11: осоково-сфагновое болото у оз. Большое Осоковое. Очень редко.

Triglochin maritima L. – Vorob’yova, 1996b: 62. 1–3, 5–25, 28–30, 33–41; 32: приморские луга среднего уровня. Часто.

T. palustris L. – Vorob’yova, 1996b: 61. 11, 12, 20, 24, 28–30, 33: заболоченные приморские луга среднего уровня, приморские скалы и окраины болот. Изредка.

Zostera marina L. – Vorob’yova, 1996b: 61. 5, 11; 30: приморские луга низкого уровня, лужи на песчано-илистой литорали. Редко.

#Potamogeton alpinus Balb. – Maiorov et al., 1994: 88; Panarina, Papchenkov, 2005: 63. 11: мелководья озер. Очень редко.

P. natans L. – Maiorov et al., 1994: 88; Panarina, Papchenkov, 2005: 63. 11: мелководье оз. Малое Осоковое. Очень редко.

Zannichellia palustris L. – Vorob’yova, 1996b: 61. 1, 15; 35, Утята22: приморские луга низкого уровня, лужи на песчано-илистой литорали. Редко. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (2014) с категорией 3.

Ruppia maritima L. – Vorob’yova, 1996b: 61. 2, 3, 5, 11, 14, 15, 23, 28–30, 33, 35, 36, 39: приморские луга низкого уровня, лужи на песчано-илистой литорали. Изредка.

Corallorhiza trifida Châtel. – Vorob’yova, 1996b: 71. 11, 29: влажный лес и приозерные болота. Очень редко.

Dactylorhiza maculata (L.) Soó – Vorob’yova, 1996b: 71. 5, 11; 29: заболоченные участки леса и мезотрофные болота. Очень редко.

Goodyera repens (L.) R. Br. – Vorob’yova, 1996b: 71. 2, 3, 6, 7, 11, 13, 14, 19, 22, 24, 28–30, 34, 35; 12, 21, 23, Утята: хвойные леса. Часто.

*Hammarbya paludosa (L.) Kuntze – 11: мезоевтрофное болото у оз. Малое Осоковое. Очень редко. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (Krasnaya …, 2014) с категорией 1б.

*Listera cordata (L.) R. Br. – 3, 5, 11: хвойные леса, приморские заболоченные опушки. Редко.

#Platanthera bifolia (L.) Rich. – Vorob’yova, 1996b: 71. 29: березняк чернично-зеленомошный с юго-западной стороны острова. Очень редко. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (Krasnaya …, 2014) с категорией 2.

Maianthemum bifolium (L.) F. W. Schmidt – Vorob’yova, 1996b: 70–71. 11, 12, 14, 34; 5, 7, 21, 22, 29: леса, вороничники и опушки. Изредка.

#Sparganium hyperboreum Laest. – Maiorov et al., 1994: 88; Vorob’yova, 1996b: 61; Panarina, Papchenkov, 2005: 64. 11: небольшие мелководные водоемы временного затопления и озера. Очень редко.

#S. minimum Wallr. – Maiorov et al., 1994: 88; Panarina, Papchenkov, 2005: 64. 11: в озерах на заболачивающихся участках акватории. Очень редко.

Juncus atrofuscus Rupr. (J. gerardii Loisel. subsp. atrofuscus (Rupr.) Tolm. – Vorob’yova, 1996b: 70). 1–3, 5–8, 10–25, 28, 29, 32–36, 28–41; 9, 26, 30: приморские луга среднего уровня, заболоченные приморские скалы. Часто.

#J. ambiguus Guss. (J. bufonius L. s. l. – Vorob’yova, 1996b: 70). 11: на поваленном дереве в озере. Очень редко.

J. filiformis L. – Vorob’yova, 1996b: 70. 2, 5, 11, 28; 29: приморские болота, заболоченные участки хвойных лесов. Редко.

Luzula frigida (Buchenau) Sam. – Vorob’yova, 1996b: 70. 5; 11, 23, 24, 29, 30: вороничники, опушки хвойных лесов и травяные болота. Редко.

*L. pallescens Sw. – 40: опушка хвойного леса. Очень редко.

L. pilosa (L.) Willd. – Vorob’yova, 1996b: 70. 2, 3, 5–7, 11–14, 16, 19–24, 26, 28–30, 33–35, 39, 40; 8, 9, 27, 32, 37: хвойные леса, вороничники, опушки. Повсеместно.

Blysmus rufus (Huds.) Link – Vorob’yova, 1996b: 65. 5, 11, 29, 33: заболоченные приморские луга среднего уровня. Редко.

*Carex acuta L. – 5: заболоченная опушка леса. Очень редко.

C. aquatilis Wahlenb. subsp. aquatilis (C. aquatilis subsp. stans auct. – Vorob’yova, 1996b: 68). 11, 29: обводненные осоково-сфагновые болота и берега озер. Редко.

C. brunnescens (Pers.) Poir. – Vorob’yova, 1996b: 67. 2, 5, 11, 29; 23: вороничники и заболоченные лесные опушки. Редко.

C. canescens L. (C. lapponica auct.) – Vorob’yova, 1996b: 67. 5, 11–13, 28, 29; 2, 3, 23: заболоченные приморские скалы, заболоченные приморские луга среднего уровня и опушки. Изредка.

*C. chordorrhiza L. f. – 11: олиготрофные гряды в евтрофном болоте. Очень редко.

C. glareosa Wahlenb. (C. maritima auct.) – Vorob’yova, 1996b: 66, 67. 5, 11, 13; 9, 29, 30: приморские луга среднего уровня. Редко.

C. globularis L. – Vorob’yova, 1996b: 69. 29: на скальных выходах и у их оснований в хвойном лесу. Очень редко.

C. juncella (Fr.) Th. Fr. (C. cespitosa auct.) – Vorob’yova, 1996b: 67. 11, 28, 29; 5: травяные обводненные болота, лесные опушки, заболоченные приморские луга среднего уровня. Редко.

*C. lasiocarpa Ehrh. – 11: небольшое болотце среди леса. Очень редко.

C. limosa L. – Panarina, Papchenkov, 2005: 64. 11: на мезоевтрофном и евтрофном болотах и по урезу воды в пресных водоемах. Очень редко.

*C. livida (Wahlenb.) Willd. – 11: мочажины евтрофного болота. Очень редко.

C. mackenziei V. I. Krecz. – Vorob’yova, 1996b: 67. 5, 11, 12, 29, 33; Утята: заболоченные приморские скалы и луга среднего уровня. Редко.

C. nigra (L.) Reichard – Vorob’yova, 1996b: 68. 2, 5, 11, 13, 28, 29, 33: заболоченные опушки, болота, заболоченные участки приморских скал. Изредка.

*C. panicea L. – 5: заболоченый приморский луг среди скал. Очень редко.

*C. pauciflora Lightf. – 5: мезоолиготрофное сфагновое болото. Очень редко.

C. paupercula Michx. (C. magellanica Lam. – Vorob’yova, 1996b: 70). 5, 11, 28, 29; 21, 30: приморские скалы, влажные вороничники, болота. Изредка.

C. rariflora (Wahlenb.) Sm. – Vorob’yova, 1996b: 69. 2, 5, 11, 12, 28, 29, 30: болота, заболоченные участки хвойных лесов, заболоченные приморские луга среднего уровня и приморские скалы. Изредка.

*C. recta Boott – 5: злаковые приморские луга в северной части. Очень редко.

C. rostrata Stokes – Vorob’yova, 1996b: 69; Panarina, Papchenkov, 2005: 64 (C. vesicaria auct., p. p. – Vorob’yova, 1996b: 69). 5, 11, 28: приморские болота, заболоченные приморские луга среднего уровня, осоковые болота, берега и мелководья озер. Редко.

*C. rostrata × vesicaria (C. × pannewitziana Figert) – 11: осоковое болотце. Очень редко.

*C. rotundata Wahlenb. – 11: влажное сфагновое понижение в олиготрофном болоте с карликовой березкой и сосной. Очень редко.

C. subspathacea Wormsk. ex Hornem. – Vorob’yova, 1996b: 68. 5, 11, 12, 20, 21, 25, 29; 2, 13, Утята: приморские луга среднего уровня на песчаных и илистых отложениях, приморские скалы. Изредка.

C. vaginata Tausch – Vorob’yova, 1996b: 69. 9, 11; 5: заболоченные леса и их опушки, приморские луга среднего уровня. Редко.

C. vesicaria L. – Vorob’yova, 1996b: 69, p. p. – 11, 29: небольшие озера среди хвойных лесов. Очень редко.

*Eleocharis quinqueflora (Hartmann) O. Schwarz – 5, 11: травяное болотце на приморском лугу среднего уровня, мезотрофное болото. Очень редко.

E. uniglumis (Link) Schult. subsp. septentrionalis (Zinserl.) T.V. Egorova (E. septentrionalis Zinserl. – Vorob’yova, 1996b: 66; Panarina, Papchenkov, 2005: 64. E. palustris auct. – Vorob’yova, 1996b: 66; E. uniglumis s. l.: Panarina, Papchenkov, 2005: 64). – 5, 11, 12, 21, 25, 28, 29, 33; 23: заболоченные приморские луга среднего уровня, заболоченные приморские скалы, берега водоемов. Изредка.

Eriophorum angustifolium Hook. – Vorob’yova, 1996b: 65. 5, 11, 28, 29; 30: травяные приморские, осоково-сфагновые и осоковые болота. Редко.

*E. scheuchzeri Hoppe – 11, гербарий KAND: ивняк в северной части острова.

E. vaginatum L. – Vorob’yova, 1996b: 65. 5, 11; 2, 9, 29: осоково-сфагновые болота, берега озер и скальные ванны. Редко.

*Trichophorum alpinum (L.) Pers. – 11: мезотрофные болота. Очень редко.

*Agrostis borealis Hartm. – 5: приморские скалы. Очень редко.

A. gigantea Roth – Vorob’yova, 1996b: 63. 2, 3, 5, 6, 11, 16, 20, 23, 25, 28, 29, 33, 35, 39; 9, 12, 13, 22, 24, 26, 30, 32, 34: приморские луга высокого уровня. Изредка.

A. stolonifera L. – Vorob’yova, 1996b: 63. 11: берег оз. Большое Осоковое; 12, 30: приморские скалы. Редко.

A. straminea Hartm. – Vorob’yova, 1996b: 63. 1–3, 5–25, 28–30, 32–36, 38–41: приморские скалы и луга среднего уровня. Часто.

*A. tenuis Sibth. – 5, 6, 11, 29, 33: приморские луга высокого уровня. Редко.

#Alopecurus aequalis Sobol. – Vorob’yova, 1996b: 62. 11: в воде пресного озера. Очень редко.

A. arundinaceus Poir. – Vorob’yova, 1996b: 62. 1–29, 32–41; 30: приморские луга среднего уровня. Повсеместно.

Anthoxanthum alpinum Á. Löve et D. Löve – Vorob’yova, 1996b: 62. 2, 3, 5, 8, 9, 11, 12, 15, 16, 21, 23–27, 29, 32, 39, 40; 6, 19, 22, 30, 34: приморские луга высокого уровня. Часто.

Avenella flexuosa (L.) Drejer (Deschampsia flexuosa (L.) Trin. – Vorob’yova, 1996b: 63). 2, 3, 5–9, 11–16, 19–24, 26, 28–30, 33–36, 40; 27, 32: хвойные леса, приморские лесные опушки, приморские луга высокого уровня, вороничники. Повсеместно.

*Bromopsis inermis (Leyss.) Holub – 5: скальная расщелина. Очень редко.

Calamagrostis lapponica (Wahlenb.) Hartm. – Vorob’yova, 1996b: 63. 5, 29; 13: скалы в хвойных лесах. Очень редко.

C. neglecta (Ehrh.) Gaertn., B. Mey. et Scherb. subsp. neglecta – Vorob’yova, 1996b: 63. 3, 28, 29: заболоченные приморские луга среднего уровня, заболоченные приморские опушки. Редко.

*C. neglecta subsp. groenlandica (Schrank) Matuszk. (C. purpurea subsp. phragmitoides auct., p. p. – Vorob’yova, 1996b: 63) – 2, 3, 5, 7, 11, 13, 28, 29, 33, 35; 9, 19–23, 30, 32, 34: сырые злаковые приморские луга среднего уровня, обводненные скальные ванны, окраины приморских болот. Изредка.

C. phragmitoides Hartm. (C. canescens auct.) – Vorob’yova, 1996b: 63. – 5, 11, 29; 30: заболоченные участки хвойных лесов, болота. Редко.

Deschampsia cespitosa (L.) P. Beauv. – Vorob’yova, 1996b: 64. – 5, 11, 28, 29, 33; 13, 22, 23, 24: сырые приморские луга, опушки хвойных лесов. Изредка.

Elymus caninus (L.) L. – Vorob’yova, 1996b: 65. 8, 9, 32; 34: приморские луга высокого уровня и вороничники на небольших безлесных островах. Редко.

Elytrigia repens (L.) Nevski – Vorob’yova, 1996b: 65. 1–16, 19–30, 32, 33, 35–41; 34: приморские луга среднего уровня. Повсеместно.

Festuca ovina L. – Vorob’yova, 1996b: 65. 2, 3, 5–9, 11–16, 19–30, 32–41: приморские луга среднего и высокого уровней, приморские скалы, вороничники, хвойные леса и опушки. Повсеместно.

*F. pratensis Huds. – 5, гербарий KAND: приморский луг. Очень редко.

F. rubra L. subsp. rubra – Vorob’yova, 1996b: 65. 1–30, 32–41: приморские луга среднего и высокого уровней, приморские скалы, опушки. Повсеместно.

*F. rubra subsp. richardsonii Hook. – 10, 20: приморский луг среднего уровня. Очень редко.

Hierochloe hirta (Schrank) Borbas (H. odorata auct. – Vorob’yova, 1996b: 62). – 3, 5, 11, 12, 23, 29, 33; 2: опушки и заболоченные участки хвойных лесов. Изредка.

*× Leymotrigia bergrothii (H. Lindb.) Tzvelev – 2, 3, 11, 14, 20, 23, 28, 29, 33, 35, 37, 39, 40: приморские луга среднего уровня. Изредка.

Leymus arenarius (L.) Hochst. – Vorob’yova, 1996b: 65. 1–15, 17–41; приморские луга среднего уровня, вороничники, приморские скалы. Повсеместно.

#Melica nutans L. – Vorob’yova, 1996b: 64. 23: опушка мелколиственного леса. Очень редко.

#Millium effusum L. – Vorob’yova, 1996b: 62. 29: расщелины скал в северной части острова. Очень редко.

*Molinia caerulea (L.) Moench – 33: приморская заболоченная опушка хвойного леса. Очень редко.

*Nardus stricta L. – 5: на границе хвойного леса и разнотравно-злакового приморского луга. Очень редко.

Phalaroides arundinacea (L.) Rauschert – Vorob’yova, 1996b: 62. 1–3, 5–17, 19–26, 28–30, 32–40; 18, 27: приморские луга среднего уровня. Повсеместно.

#*Phleum pratense subsp. nodosum (L.) Arcang. (P. alpinum auct. – Vorob’yova, 1996b: 62). – 11: вдоль тропы к оз. Большому. Очень редко.

Poa alpina L. – Vorob’yova, 1996b: 64. 5, 11, 29; 23: приморские скалы. Редко.

*P. nemoralis L. – 3, 5: растрескавшиеся скалы в хвойном лесу. Очень редко.

**P. palustris L. – 37: злаковый приморский луг высокого уровня. Очень редко.

P. pratensis L. subsp. pratensis (P. annua auct.) – Vorob’yova, 1996b: 64. 1–3, 5, 7, 8, 11–17, 20–30, 32–35, 37–40; 9: приморские луга высокого уровня, приморские скалы, опушки хвойных лесов. Часто.

*P. pratensis subsp. alpigena (Blytt) Lindm. – 5, 11, 34, 38: приморские луга высокого уровня, заболоченные местообитания, приморские скалы. Редко.

*P. pratensis subsp. angustifolia L. – 13, 19, 25, 27, 37, 38: приморские луга высокого уровня, приморские скалы. Редко.

*P. pratensis subsp. subcaerulea Sm. – 5, 29; 11, 23: влажные приморские скалы и приморские луга высокого уровня. Изредка.

*P. tanfiljewii Roshev. (P. palustris auct. – Vorob’yova, 1996b: 64). 5, 8, 9, 13, 16, 25, 37: приморские луга высокого уровня, сухие приморские скалы, скалы в хвойных лесах. Изредка.

*Puccinellia capillaris (Liljebl.) Jansen – 41: песчаный приморский луг среднего уровня. Очень редко.

*P. coarctata Fernald et Weath. (P. maritima auct., p. p. – Vorob’yova, 1996b: 64). 1–4, 6–25, 28–30, 32, 33, 35–41: приморские луга среднего уровня. Часто.

**P. maritima (Huds.) Parl. (P. phryganodes auct. – Vorob’yova, 1996b: 64–65). 1–3, 5–8, 10, 11, 13–17, 19–21, 23–25, 28, 29, 33–36, 39–41: приморские луга среднего уровня на песчаных, песчано-каменистых и илистых отложениях, литоральные лужи. Часто.

*P. phryganodes (Trin.) Scribn. et Merr. – 1–3, 5–9, 11, 13, 14, 17, 19, 20, 23–25, 28–30, 33–36, 39–41: приморские луга среднего уровня на илистых отложениях. Часто.

*P. pulvinata (Fr.) V. I. Krecz. (P. maritima auct., p. p. – Vorob’yova, 1996b: 64). 1, 3–15, 17–19, 20, 22–26, 29, 32, 34–38, 40, 41: приморские луга среднего уровня на песчано-каменистых и каменистых отложениях, приморские скалы. Часто.

Ranunculus acris L. – Vorob’yova, 1996b: 76. 2, 3, 5, 11, 23, 29, 33; 7, 21: разнотравно-злаковые приморские луга высокого уровня. Изредка.

*R. aggr. auricomus L. (R. monophyllus auct. – Vorob’yova, 1996b: 76). – 30: приморский луг высокого уровня. Очень редко.

R. polyanthemos L. – Vorob’yova, 1996b: 76. 1–3, 5, 8–12, 14–16, 20, 21, 23–27, 29, 32, 33, 37–41; 22, 30, 35: разнотравно-злаковые приморские луга высокого уровня и вороничники. Часто.

R. repens L. – 2, 4, 5, 11, 22, 25, 33: приморские луга высокого и среднего уровней. Изредка.

R. reptabundus Rupr. – Vorob’yova, 1996b: 76 (R. sceleratus auct. – Panarina, Papchenkov, 2005: 63). 11: небольшое приморское болотце. Очень редко.

R. reptans L. – Vorob’yova, 1996b: 76. 11: лужа в хвойном лесу. Очень редко.

*Thalictrum kemense (Fr.) W.D.J. Koch – 25: приморский луг высокого уровня. Очень редко. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (Krasnaya …, 2014) с категорией 2.

Ribes scandicum Hedl. (R. acidum s. l. – Vorob’yova, 1996b: 78). 5, 25, 26, 27; 12, 37: приморские скалы, вороничники. Редко.

Saxifraga cespitosa L. – Vorob’yova, 1996b: 77. 5: приморские скалы. Очень редко.

S. nivalis L. – Vorob’yova, 1996b: 78. 5: замшелые скалы среди соснового леса. Очень редко.

*Rhodiola rosea L. – 5: в расщелине приморских скал. Очень редко. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (Krasnaya …, 2014) с категорией 3 и Красную книгу Российской Федерации (Krasnaya …, 2008) с категорией 3.

Sedum acre L. – Vorob’yova, 1996b: 77. 5, 13, 24, 29, 30; 11: приморские скалы. Изредка. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (Krasnaya …, 2014) с категорией 3.

Lathyrus aleuticus (Greene) Pobed. – Vorob’yova, 1996b: 80. 2, 3, 5–14, 16, 19–26, 28–30, 32–41: приморские луга высокого уровня, вороничники. Повсеместно.

L. palustris L. – Vorob’yova, 1996b: 80. 2, 11: приморские луга среднего уровня и опушки; 29: заболоченные заросли кустарников в северо-восточной части острова. Редко.

L. pratensis L. – Vorob’yova, 1996b: 80. 5: антропогенный луг возле вышки; 11; 3, 12: приморские луга высокого уровня и заросли кустарников. Редко.

Trifolium pratense L. – Vorob’yova, 1996b: 79. 2, 3, 5, 7–9, 11–16, 19–23, 25, 26, 29, 30, 33, 38; 6, 24, 34, 35, Утята: разнотравно-злаковые приморские луга высокого уровня, приморские скалы. Часто.

T. repens L. – Vorob’yova, 1996b: 79–80. 2, 3, 5–8, 11–16, 19, 21–23, 25, 26, 28, 29, 33, 35, 38–40; 9, 20, 30, 34: приморские скалы и луга высокого уровня. Часто.

Vicia cracca L. – Vorob’yova, 1996b: 80. 5, 7, 11, 12, 20; 6, 21, 35: опушки хвойных лесов, приморские скалы. Изредка.

V. sepium L. – Vorob’yova, 1996b: 80. 5, 9, 39; 11: приморские луга, вороничники и леса. Редко.

#V. sylvatica L. – Vorob’yova, 1996b: 80. 12: заросли кустарников в центре острова. Очень редко.

Comarum palustre L. – Vorob’yova, 1996b: 78; Panarina, Papchenkov, 2005: 63. 5, 11, 28, 29, 33; 2, 3, 12: заболоченные приморские луга среднего уровня, заболоченные приморские скалы, осоковые болота, мелководья озер и скальные ванны. Изредка.

*#Cotoneaster × antoninae Juz. (C. cinnabarinus auct. – Vorob’yova, 1996b: 78). – 5: подножье скал в северной части острова. Очень редко.

Filipendula ulmaria (L.) Maxim. – Vorob’yova, 1996b: 79. 11, 33; 5: приморские луга высокого уровня. Редко.

*Fragaria vesca L. – 5: расщелины приморских скал и антропогенные луга. Очень редко.

*Padus avium Mill. – 23: опушка хвойного леса. Очень редко.

*Potentilla anserina L. – 5: опресненный приморский луг. Очень редко.

*P. arctica Rouy – 5, 12: приморские скалы. Очень редко. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (Krasnaya …, 2014) с категорией 3.

*P. argentea (Crantz) G. Beck ex Fritsch – 11, гербарий KAND: луг на восточном берегу. Очень редко. В ходе полевых работ обнаружить не удалось.

P. egedei Wormsk. ex Hornem. – Vorob’yova, 1996b: 79. 2, 3, 5, 11, 13, 14, 16, 21, 23, 25, 28, 29, 33, 35: приморские луга среднего уровня и приморские скалы. Часто.

#P. erecta (L.) Raeusch. – Vorob’yova, 1996b: 79. 11: осоково-сфагновые болота у озер. Очень редко.

*P. goldbachii Rupr. – 5: антропогенный злаково-разнотравный луг у створного знака. Очень редко.

Rubus chamaemorus L. – Vorob’yova, 1996b: 78. 2, 5, 11, 12, 28, 29; 21: заболоченные хвойные леса, заболоченные скалы и болота. Изредка.

R. idaeus L. – Vorob’yova, 1996b: 78. 3, 5, 9, 11, 12, 17, 23–27, 29, 33, 37, 39; 20–22: приморские скалы и луга высокого уровня, хвойные леса и вороничники. Изредка.

R. saxatilis L. – Vorob’yova, 1996b: 78. 24, 26; 5, 11, 30: сухие вороничники, леса, приморские луга высокого уровня и опушки. Редко.

Sanguisorba polygama F. Nyl. – Vorob’yova, 1996b: 79. 5, 11, 24, 33; 3: приморские луга высокого уровня и приморские скалы, заболоченные заросли кустарников и трещины скал. Редко.

Sorbus aucuparia L. subsp. glabrata (Wimmer et Grab.) Hedl. (S. gorodkovii Pojark. – Vorob’yova, 1996b: 78). 2, 3, 5, 7, 11–16, 19–26, 28–30, 32–35, 37–39; 6: хвойные леса, опушки, приморские скалы. Часто.

*Urtica dioica L. – 5, 8, 16, 23, 25, 29, 37: приморские луга высокого уровня. Изредка.

Alnus incana (L.) Moench – Vorob’yova, 1996b: 73. 7; 22: приморский луг высокого уровня, опушка. Очень редко.

*Betula czerepanovii N.I. Orlova – 29, 30, 33: приморские опушки хвойных лесов. Редко.

*B. nana × pubescens s. l. (B. × intermedia E. Thomas ex Gaud.) – 2: опушка хвойного леса. Очень редко.

*B. kusmisscheffii (Regel) Sukaczev – 20, 23: приморские опушки хвойных лесов. Очень редко.

B. nana L. – Vorob’yova, 1996b: 73. 11; 13: болота. Очень редко.

*B. subarctica N. I. Orlova var. subarctica (B. pendula auct. – Vorob’yova, 1996b: 73). 2, 3, 5–7, 9–16, 19–24, 26–30, 32–36, 39–40; 37: хвойные леса, опушки, вороничники, приморские луга высокого уровня. Повсеместно.

*B. subarctica var. pojarkovae Tzvel. – 5, 6: опушки хвойных лесов. Очень редко.

Parnassia palustris L. – Vorob’yova, 1996b: 78. 3, 5, 7, 11, 13, 23, 25, 28, 29, 33; 2, 6, 21, 30: заболоченные приморские луга среднего уровня и заболоченные приморские скалы. Изредка.

■ *Hypericum maculatum Crantz – 5: разнотравный луг у навигационного знака.

*Viola rupestris F.W. Schmidt (V. montana auct. – Vorob’yova, 1996b: 81). – 5: приморские скалы. Очень редко.

V. tricolor L. – Vorob’yova, 1996b: 81. 2: разнотравно-злаковые приморские луга высокого уровня. Очень редко.

Populus tremula L. – Vorob’yova, 1996b: 73. 3, 5, 11, 13, 14, 20, 22, 26, 29, 30: хвойные леса и опушки. Изредка.

*Salix borealis (Fr.) Nasarow – 5, 11, 26: вороничники, заболоченные приморские опушки. Редко.

S. caprea L. (incl. S. coaetanea (Hartm.) Flod.) – Vorob’yova, 1996b: 72. 2, 3, 5–7, 9–14, 16, 19–23, 26–30, 33–35, 37, 39: хвойные леса, опушки. Часто.

S. glauca L. (incl. S. stipulifera Flod.) – Vorob’yova, 1996b: 72. – 2, 5, 11, 12, 23, 29; 20: заболоченные приморские опушки, болота, опушки хвойных лесов. Изредка.

S. hastata L. subsp. hastata – Vorob’yova, 1996b: 72. 11; 29: болота. Очень редко.

S. lapponum L. – Vorob’yova, 1996b: 72. 5, 11, 12, 29; 2, 3: заболоченные приморские опушки и леса, болота, сырые вороничники. Редко.

S. myrsinifolia Salisb. – Vorob’yova, 1996b: 72. 5; 35: влажные леса и окраины болот. Очень редко.

*S. myrtilloides L. – 5: окраина мезотрофного болота. Очень редко.

*S. pentandra L. – 11: приморские опушки и окраины лесных болот. Очень редко.

S. phylicifolia L. – Vorob’yova, 1996b: 71: 2, 3, 5, 11–14, 16, 23, 28–30, 33–35; 37: заболоченные приморские луга, опушки и заболоченные участки хвойных лесов, осоковые болота, заболоченные приморские скалы. Часто.

*Geranium pratense L. – 11, 25: приморские луга высокого уровня. Очень редко.

#G. sylvaticum L. – Vorob’yova, 1996b: 80. 11, 23: приморские луга. Очень редко.

Chamaenerion angustifolium (L.) Scop. – Vorob’yova, 1996b: 81. 2, 3, 5–17, 19–24, 26–30, 32–37, 39–41: хвойные леса, опушки, вороничники, приморские луга высокого уровня. Повсеместно.

Epilobium palustre L. – Vorob’yova, 1996b: 81. 5, 11, 13, 29, 30; 2: заболоченные приморские луга и скалы, мезотрофные болота, берега озер и скальные ванны. Изредка.

*Barbarea vulgaris R. Br. – 5: заросли канареечника на приморском лугу. Очень редко.

#Cardamine nymanii Gand. – Panarina, Papchenkov, 2005: 63. 11: мелководья озер. Очень редко.

Cochlearia arctica Schltdl. ex DC. – Vorob’yova, 1996b: 77. 1–41: приморские луга низкого и среднего уровней на песчаных и песчано-каменистых литоралях, приморские скалы. Повсеместно.

*Draba sp. – 26: приморская скала. Очень редко.

Erysimum strictum Gaertn., B. Mey. et Scherb. (E. hieracifolium auct. – Vorob’yova, 1996b: 77). 5, 7–10, 12, 13, 15–17, 20–22, 25–27, 29, 30, 32, 36–40; 3, 6, 11, 23, 24: приморские луга высокого уровня, вороничники, приморские скалы. Часто.

Bistorta vivipara (L.) Delarbre – Vorob’yova, 1996b: 74. 2, 3, 5, 7, 11, 12, 23, 29; 13, 21, 22, 30: заболоченные приморские луга, вороничники и окраины болот. Изредка.

#Polygonum aviculare L. – Vorob’yova, 1996b: 74. 5, 11: приморские луга. Очень редко.

Rumex acetosella L. subsp. acetosella – Vorob’yova, 1996b: 73. 5: приморские луга. Очень редко.

R. aquaticus L. – Vorob’yova, 1996b: 73. 11; 5, 12, 29, 30: заболоченные опресненные приморские луга, берега озер. Редко.

*R. pseudonatronatus (Borbas) Borbas ex Murb. (R. crispus auct. – Vorob’yova, 1996b: 74). – 2, 3, 5–9, 11–17, 19–41; 18: приморские луга среднего уровня, приморские скалы. Повсеместно.

R. thyrsiflorus Fingerh. – Vorob’yova, 1996b: 73. 2, 3, 5–17, 19–29, 32–36, 38–41; 30: приморские луга среднего уровня, вороничники. Часто.

*Drosera anglica Huds. – 11: осоковое обводненное болото у оз. Малое Осоковое. Очень редко.

D. rotundifolia L. – Vorob’yova, 1996b: 77. 5, 11: мезотрофные болота и сфагновые заболоченные приморские опушки. Очень редко.

Cerastium alpinum L. – Vorob’yova, 1996b: 75. 5: мохово-лишайниковые подушки на скалах. Редко.

*C. holosteoides Fr. – 20: приморские луга высокого уровня. Очень редко.

C. scandicum (Gartner) Kuzen. – Vorob’yova, 1996b: 75. 2, 3, 5–8, 10–17, 19, 21–26, 28–30, 32–35, 37–41; 9, 20: приморские луга среднего и высокого уровней. Повсеместно.

Coccyganthe flos-cuculi (L.) Fourr. – Vorob’yova, 1996b: 75. 2, 3, 11, 23, 29; 5: приморские луга высокого уровня. Изредка.

Dianthus superbus L. – Vorob’yova, 1996b: 75. 2, 3, 5–14, 16, 19–30, 32–37, 39, 40: приморские луга высокого уровня, вороничники и приморские скалы. Повсеместно.

Honckenya oblongifolia Torr. et A. Gray – Vorob’yova, 1996b: 75. 3, 5, 11, 12, 20, 28, 29; 7, 13, 21–24, 26, 34, 35: песчаные и песчано-каменистые участки литорали. Изредка.

*Melandrium dioicum (L.) Coss. et Germ. subsp. lapponicum (Simmons) Kuzen. – 8: приморский луг высокого уровня. Очень редко.

Sagina nodosa (L.) Fenzl – Vorob’yova, 1996b: 75. 5, 11, 13, 24, 29, 30; 6, 7, 35, 20: расщелины приморских скал и приморские луга среднего уровня. Изредка.

S. procumbens L. – Vorob’yova, 1996b: 75. 5, 11: заболоченные участки приморских лугов. Очень редко.

Spergularia salina J. Presl et C. Presl – Vorob’yova, 1996b: 75. 2, 5, 11, 23: приморские луга среднего уровня, приморские скалы. Редко. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (2014) с категорией 3.

*Stellaria crassifolia Ehrh. – 3, 11, 22, 23, 29, 30: приморские луга среднего уровня, среди выброшенных бревен аварийной древесины. Изредка.

S. graminea L. – Vorob’yova, 1996b: 74. 2, 3, 5–17, 19–30, 32–41: приморские скалы и луга среднего и высокого уровней, вороничники и опушки. Повсеместно.

S. humifusa Rottb. – Vorob’yova, 1996b: 74. 2, 3, 5, 7, 8, 11, 13, 14, 16, 20, 21, 23, 28, 29, 34, 35, 39–41; 6, 12, 22, 31: заболоченные приморские луга среднего уровня, илистые и песчано-илистые литорали. Часто.

S. media (L.) Vill. – Vorob’yova, 1996b: 74. 3, 23, 31: среди гниющей древесины на границе приморского луга и леса, в расщелинах среди камней в зоне заплеска морских волн. Редко.

Atriplex nudicaulis Boguslaw (A. praecox auct. p.p.) – Vorob’yova, 1996b: 74. 1–31, 33–38, 40, 41; 32: приморские луга среднего уровня, полоса штормовых выбросов. Повсеместно.

A. praecox Hulph. – Vorob’yova, 1996b: 74 p.p. 2, 3, 5, 6, 11, 14, 23, 24, 29, 34: опресненные приморские луга среднего уровня. Изредка.

Salicornia pojarkovae N. Semenova – Vorob’yova, 1996b: 74. 1–11, 13, 14, 17, 19, 23, 24, 28–30, 33–36, 39–41; 12, 22: илистые и песчано-илистые литорали. Часто.

Montia fontana L. – Vorob’yova, 1996b: 74. 5, 11; 2, 3, 21, 23, 29, 30: края скальных ванн; сырые луга и прибрежные скалы. Изредка.

Chamaepericlymenum suecicum (L.) Asch. et Graebn. – Vorob’yova, 1996b: 82. 2, 3, 5, 7, 11–14, 19–24, 26–28–30, 33, 35, 39, 41; 6: хвойные леса, приморские луга высокого уровня, вороничники и опушки. Часто.

Glaux maritima L. – Vorob’yova, 1996b: 84. 1–26, 28–30, 32–36, 38–41; 37: приморские луга низкого и среднего уровней. Повсеместно.

Primula finmarchica Jacq. – Vorob’yova, 1996b: 84. 5, 11, 29, 33: заболоченные приморские луга среднего уровня. Редко.

Trientalis europaea L. – Vorob’yova, 1996b: 84. 2, 3, 5–16, 19–30, 32–35, 38–41: хвойные леса, опушки, вороничники, приморские луга высокого уровня, скалы. Повсеместно.

Andromeda polifolia L. – Vorob’yova, 1996b: 83. 5, 11; 29: болота, заболоченные приморские скалы, влажные вороничники. Редко.

Arctostaphylos uva-ursi (L.) Spreng. – Vorob’yova, 1996b: 83. 5–7, 11–14, 19, 22–24, 26, 27, 29, 30, 32–36, 39; 3, 21: хвойные леса, вороничники. Часто.

Arctous alpina (L.) Nied. – Vorob’yova, 1996b: 83. 5, 7, 9, 11–13, 19, 26–28, 34; 6, 20, 21, 29, 30, 35: хвойные леса, вороничники. Изредка.

Calluna vulgaris (L.) Hull – Vorob’yova, 1996b: 83. 29; 5, 11: сухие сосновые леса, вороничники. Редко.

Empetrum hermaphroditum Hagerup – Vorob’yova, 1996b: 80. 2, 3, 5–17, 19–30, 32–41: вороничники, хвойные леса и опушки. Повсеместно.

Rhododendron tomentosum (Stokes) Harmaja (Ledum palustre L. – Vorob’yova, 1996b: 83). – 2, 3, 5–7, 11–14, 16, 19–22, 24, 28–30, 33–34, 39; 35: еловые леса, болота и вороничники. Часто.

Moneses uniflora (L.) A. Gray – Vorob’yova, 1996b: 82–83. 3, 5, 11, 20, 23, 25, 40; 2, 29: еловые леса и вороничники. Изредка.

Orthilia secunda (L.) House – Vorob’yova, 1996b: 83. 2, 3, 5, 11, 12, 14, 16, 21, 23, 24, 28–30; 13, 22, 34: еловые и елово-сосновые леса, опушки. Часто.

Oxycoccus microcarpus Turcz. ex Rupr. – Vorob’yova, 1996b: 84. 5, 11; 29: болота. Редко.

O. palustris Pers. (O. quadripetalus Gilib. – Vorob’yova, 1996b: 84). 5, 11, 29: осоковые и сфагновые болота, заболоченные приморские скалы. Редко.

Pyrola media Sw. – 5: хвойные леса, опушки, вороничники, влажные березняки. Очень редко.

P. minor L. – Vorob’yova, 1996b: 82. 2, 3, 5, 11, 29; 12, 22, 30: хвойные леса, опушки, вороничники, влажные березняки. Изредка.

Vaccinium myrtillus L. – Vorob’yova, 1996b: 83. 2, 3, 5–7, 9, 11–16, 19–24, 26, 28–30, 32–36, 39: хвойные леса, вороничники. Повсеместно.

V. uliginosum L. – Vorob’yova, 1996b: 83. 2, 3, 5–7, 9, 11–14, 16, 19–24, 26–30, 32–37, 39: заболоченные хвойные леса, вороничники, приморские скалы. Повсеместно.

V. vitis-idaea L. – Vorob’yova, 1996b: 83. 2, 3, 5–16, 19–30, 32–41: хвойные леса, вороничники. Повсеместно.

Galium palustre L. (G. uliginosum auct., G. ruprechtii auct.) – Vorob’yova, 1996b: 86, 87. 2, 3, 5, 11, 13, 20–23, 28, 29, 33, 35, 39: приморские скалы и луга среднего уровня, заболоченные местообитания. Часто.

**G. trifidum L. – 5: сырая опушка леса. Очень редко.

Mertensia maritima (L.) Gray – Vorob’yova, 1996b: 84. 7, 21, 24; 6, 11, 12, 31, 34, Утята: приморские луга среднего уровня. На острове 31, по-видимому, исчезла. Изредка.

*Myosotis palustris (L.) L. – 5: моховая опушка между канареечниковым приморским лугом и еловый черничный лес. Очень редко.

*Hippuris × lanceolata Retz. (H. tetraphylla L. × H. vulgaris L.) – 11 гербарий KAND: в воде у озерка. Очень редко.

H. vulgaris L. (incl. H. melanocarpa N. Semenova) – Maiorov et al., 1994: 88; Vorob’yova, 1996b: 81; Panarina, Papchenkov, 2005: 63. 5, 11: скальные ванны, заболоченные участки хвойных лесов и мелководья водоемов с илисто-торфяными донными отложениями. Очень редко.

Linaria vulgaris Mill. – Vorob’yova, 1996b: 85. 2, 3, 5–7, 10, 11, 14, 16, 23, 24, 28–30, 32, 34, 35; 20: приморские луга среднего уровня, приморские скалы. Часто.

Plantago maritima L. – Vorob’yova, 1996b: 86. 26, 28–30, 32–41: приморские луга среднего и низкого уровней, реже на приморских скалах. Повсеместно.

Veronica longifolia L. – Vorob’yova, 1996b: 85. 2, 3, 8–10, 13, 15, 16, 22–24, 26, 29, 30, 32, 36, 37, 39–41; 5, 6, 11, 21, 35: разнотравно-злаковые приморские луга среднего и высокого уровней, вороничники. Изредка.

*V. scutellata L. – 11, гербарий KAND: болото. Очень редко.

#V. serpyllifolia L. – Vorob’yova, 1996b: 85. 11: небольшое болотце в конце губы с восточной стороны острова. Очень редко.

Pinguicula vulgaris L. – Vorob’yova, 1996b: 86. 5; 11, 29: окраины болот. Редко.

Galeopsis bifida Boenn. – Vorob’yova, 1996b: 85. 2, 3, 5, 6, 11, 13–16, 20, 23, 24, 29, 30, 32, 37, 38, 40; 9: приморские луга высокого уровня. Часто.

*Scutellaria galericulata L. – 11, 38: приморские луга высокого уровня. Очень редко.

Thymus subarcticus Klokov et Des.-Shost. – Vorob’yova, 1996b: 85. 12: приморские скалы. Очень редко. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (Krasnaya …, 2014) с категорией 3.

Euphrasia wettsteinii G.L. Gusarova (E. frigida auct. – Vorob’yova, 1996b: 85). 2, 3, 5, 6, 8, 9, 11–13, 15, 16, 19–21, 23–30, 32–34, 36, 39–40; 7, 22, 35: приморские луга высокого уровня, приморские скалы и вороничники. Часто.

Melampyrum pratense L. – Vorob’yova, 1996b: 85 (M. sylvaticum auct., p. p. – Vorob’yova, 1996b: 85). – 2, 3, 5–7, 9, 11, 13, 14, 16, 20, 21, 23, 24, 26, 28, 29, 30, 32–36, 39; 12, 19: хвойные леса, опушки, приморские луга высокого уровня, приморские скалы, вороничники. Часто.

M. sylvaticum L. – Vorob’yova, 1996b: 85 p. p. 24: опушка леса. Очень редко.

Pedicularis palustris L. – Vorob’yova, 1996b: 86. 5, 11, 28; 29: заболоченные приморские луга среднего уровня. Редко.

*Rhinanthus groenlandicus (Ostenf.) Chabert – 1, 2, 5, 11, 16, 27, 28, 30, 35, 36: приморские луга высокого уровня, приморские скалы, вороничники. Изредка.

R. minor L. – Vorob’yova, 1996b: 86. 11, 12, 23: приморские луга высокого уровня. Редко.

R. serotinus (Schonh.) Oborny – Vorob’yova, 1996b: 86. 1–3, 8, 12, 13, 20, 23–25, 29, 30, 33, 39: приморские луга высокого уровня, вороничники.

Campanula rotundifolia L. – Vorob’yova, 1996b: 87. 2, 3, 5–16, 19–30, 32, 34–40: приморские луга высокого уровня, приморские скалы, вороничники. Часто.

Menyanthes trifoliata L. – Vorob’yova, 1996b: 84; Panarina, Papchenkov, 2005: 63. 5, 11; 29: болота и мелководья озер. Редко.

Achillea apiculata N. I. Orlova – Vorob’yova, 1996b: 87. 1–3, 5, 6, 8–14, 16, 20–30, 32–35, 37–41; 7: злаковые и разнотравно-злаковые приморские луга высокого уровня и вороничники. Часто.

Antennaria dioica (L.) Gaertn. – Vorob’yova, 1996b: 87. 5; 7, 11, 23, 29, 30: каменные россыпи; сухие светлые леса, опушки, скалы, вороничники. Изредка.

Carduus crispus L. – Vorob’yova, 1996b: 88. 16, 25, 29, 30: приморские луга высокого уровня. Редко.

Cirsium heterophyllum (L.) Hill – Vorob’yova, 1996b: 88. 29; 30: участок хвойного леса около моря (вместе с Dryopteris expansa); приморский луг. Очень редко.

* Crepis tectorum L. subsp. nigritula N. I. Fellm. ex Sennikov – 20: приморский луг высокого уровня. Очень редко.

#*Erigeron politus Fr. (E. acer auct. – Vorob’yova, 1996b: 87). – 11: приморский луг высокого уровня. Очень редко.

Hieracium aggr. atratum Fr. – 5: опушка леса. Очень редко.

*H. dolabratum (Norrl.) Norrl. – 5, 12, 20: сухие скальные расщелины. Редко.

*H. lapponicum Fr. – 24: приморский луг высокого уровня. Очень редко.

*H. aggr. prenanthoides Vill. – 24: опушки хвойного леса. Очень редко.

H. aggr. diaphanoides Norrl. – опушки леса и приморские луга. Редко.

– *H. diaphanoides Norrl. – 12, 23, 24, 29: опушки леса.

– *H. subarctoum Norrl. – 23: приморский луг высокого уровня.

H. aggr. vulgatum Fr. – Vorob’yova, 1996b: 89. 2, 3, 5, 11, 12, 20, 23, 26, 29, 30, 34: опушки хвойных лесов, приморские луга высокого уровня. Изредка.

– *H. umbricola Norrl. – 12, 20, 29: приморские луга высокого уровня.

*H. aggr. murorum L. – приморские опушки и вороничники. Изредка.

– *H. caesiiflorum Almq. ex Norrl. – 26: вороничник.

– *H. distractum Norrl. – 12, гербарий KAND: гарь на скалистой части.

– *H. macrocladum Schljak. – 3, 29: опушки леса.

– *H. praetenerum (Almq. ex Dahlst.) Dahlst. – 11: приморская опушка.

H. umbellatum L. (incl. H. litorale Schljak.) – Vorob’yova, 1996b: 89. 2, 3, 5, 11, 12, 20, 23, 24, 29, 37; 22, 30: хвойные леса, опушки, скалы, приморские луга высокого уровня. Изредка.

Leontodon autumnalis L. – Vorob’yova, 1996b: 88. 33; 11: приморские луга высокого уровня. Очень редко.

#Saussurea alpina (L.) DC. – Vorob’yova, 1996b: 88. 11: заболоченный лес. Очень редко.

Solidago virgaurea L. subsp. lapponica (With.) Tzvelev (Solidago lapponica With. – Vorob’yova, 1996b: 87). 3, 5, 11–13, 20, 23, 26, 29, 30, 34; 21: хвойные леса, опушки и вороничники. Изредка.

Sonchus humilis N.I. Orlova – Vorob’yova, 1996b: 89. 1, 3–18, 20–26, 28–41; 2, 19: приморские луга среднего и высокого уровней, приморские скалы. Часто.

Tanacetum vulgare L. – Vorob’yova, 1996b: 88. 1–3, 5–13, 16, 19, 22–27, 29, 30, 32, 3, 35, 37–41; 20: приморские луга высокого уровня, скалы, вороничники. Часто.

Taraxacum aggr. officinale Wigg. – Vorob’yova, 1996b: 88. 5; 11, 13, 29: расщелины приморских скал с южной стороны острова; приморские луга, опушки леса, у кострищ. Редко.

Tephroseris integrifolia (L.) Holub (Senecio campestris (Retz.) DC.) – Vorob’yova, 1996b: 88). 25; 11, 29: приморские луга высокого уровня. Редко.

Tripleurospermum subpolare Pobed. (T. maritimum susbp. phaeocephalum s. l. – Vorob’yova, 1996b: 88). 2–17, 19–30, 32, 34–40; 19: приморские луга среднего и высокого уровней, приморские скалы. Часто.

Tripolium vulgare Nees (Aster tripolium L. – Vorob’yova, 1996b: 87). 1–41: приморские луга среднего и низкого уровней на песчаных, песчано-каменистых и песчано-илистых отложениях. Повсеместно.

Linnaea borealis L. – Vorob’yova, 1996b: 87. 2, 3, 5–8, 11–15, 19–30, 32–35, 39, 40: хвойные леса, вороничники и опушки. Повсеместно.

Lonicera pallasii Ledeb. subsp. subarctica Pojark. – Vorob’yova, 1996b: 87. 9, 20, 26, 33, 37; 22: приморские луга высокого уровня, хвойные леса, вороничники. Изредка.

Angelica litoralis Fr. – 3, 11: приморские луга высокого уровня. Очень редко. Вид включен в Красную книгу Мурманской области (2014) с категорией 3. По данным Е.Г. Воробьевой (1996), Angelica norvegica Rupr. s. l. на приморских лугах, опушках и в вороничниках ранее встречался значительно чаще.

A. sylvestris L. – Vorob’yova, 1996b: 82. 11; 5: сырые леса, осоково-сфагновые болота. Очень редко.

Anthriscus sylvestris (L.) Hoffm. – Vorob’yova, 1996b: 81. 1–3, 5, 8, 11, 16, 23–27, 29, 30, 39–41; 7, 13, 19: приморские луга среднего и высокого уровней, вороничники. Часто.

Cenolophium denudatum (Hornem.) Tutin (C. fischeri (Spreng.) W.D.J. Koch – Vorob’yova, 1996b: 81). 3, 5–7, 9–11, 14, 14, 19–21, 24, 26, 28, 29, 33, 35, 36; 2, 12, 22, 23: приморские луга высокого уровня. Часто.

Conioselinum tataricum Hoffm. (C. boreale Schischk., C. vaginatum Thell. – Vorob’yova, 1996b: 82). 2, 3, 5–17, 19–30, 23–41: приморские луга среднего и высокого уровней, приморские скалы и вороничники. Повсеместно.

Heracleum sibiricum L. – Vorob’yova, 1996b: 82. 1–8, 11–30, 32–41; 9: приморские скалы и луга среднего и высокого уровней, опушки хвойных лесов. Повсеместно.

Ligusticum scoticum L. – Vorob’yova, 1996b: 81. 2–9, 11–26, 28–37, 39, 40: приморские луга среднего уровня, приморские скалы. Повсеместно.

В список не включены 11 видов, приведенных Е.Г. Воробьевой (Vorob’yova, 1996b), поскольку их указания являются сомнительными: Achillea millefolium L., Carex cespitosa L., Cerastium glabratum (Wahlenb.) Hartm., Galium mollugo L., Pyrola chlorantha Sw., P. rotundifolia L., Sagina saginoides (L.) Karst., Salix bebbiana Sarg., Taraxacum lapponicum (Kihlm.) Hand.-Mazz., Veronica chamaedrys L., Viola epipsila Ledeb., и 8 видов – В.Г. Лавровой (Lavrova, 1984): Achillea millefolium L., Carex atrofusca Schkuhr, Erigeron borealis (Vierh.) Simmons, Matricaria grandiflora K. Koch, Leontodon hispidus L., Rumex maritimus L., R. crispus L., R. acetosa L. В аннотированном списке не использованы данные Е.Г. Воробьевой (Vorob’yova, 1996b) о распространении ряда видов на архипелаге (Juniperus communis, Carex limosa, Agrostis stolonifera, Puccinellia maritima, P. phryganodes, Cerastium alpinum, Betula czerepanovii, Atriplex praecox, Pyrola media, Rhinanthus minor, R. serotinus) в связи со значительной путаницей в определениях гербарных материалов (KAND).

ОБСУЖДЕНИЕ

Флора Лувеньгского архипелага по данным полевых исследований, с учетом литературных указаний, а также материалов гербария и архива Кандалакшского заповедника насчитывает 274 вида и 15 подвидов, относящихся к 53 семействам. Впервые для архипелага приведено 82 вида, 7 подвидов и 1 разновидность; подтверждены 4 вида, ранее приводившиеся на основании ошибочных определений. По литературным данным в список включены 19 видов, не обнаруженные нами во время полевых работ. Ведущими семействами по числу видов являются Poaceae (39 видов и 4 подвида), Cyperaceae (31), Asteraceae (21), Caryophyllaceae (15) и Ericaceae (14). Исследованные острова значительно различаются по площади и флористическому разнообразию. Самым бедным по числу видов и наименьшим по площади является о. Морянка, самым богатым и крупным – Бережной Власов (табл. 1). На Лувеньгском архипелаге хорошо прослеживается зависимость числа видов от площади острова (рис. 2). Для расчета мы использовали полные списки флор, а не их отдельные фракции, в соответствии с положениями теории островной биогеографии о динамическом равновесии. Рассчитаны коэффициенты для уравнения Аррениуса y = 69 × x0.24. Построение линейной модели методом регрессионного анализа показало значимость зависимости (p < 0.05); коэффициент объясненной дисперсии (R2) равен 0.8. Исходя из проанализированных данных, мы можем говорить о том, что 69 видов приходится на остров площадью 1 га; показатель пространственного разнообразия флоры (z) составляет 0.24.

Таблица 1.

Характеристики островов Лувеньгского архипелага Table 1. Characteristics of the Luvengskiy Archipelago islands

Остров
Island
Координаты
Coordinates
Площадь, га
Area, ha
Длина, м
Length, m
Ширина, м
Width, m
Высота над уровнем моря, м Altitude, m Число видов
Number of species
N E
1 Анисимовская
Anisimovskaya
67.1154 32.5872 0.04 20 20 2.5 28
2 Бережной Анисимовский
Berezhnoy Anisimovskiy
67.1172 32.5892 4.32 380 160 5.2 101
3 Голомянный Анисимовский
Golomyannyi Anisimovskiy
67.1146 32.5822 4.59 310 230 7.9 102
4 Баржа
Barzha
67.0964 32.7010 0.01 22 7 2.4 17
5 Большой Березовый
Bolshoy Berezovyi
67.1051 32.5237 39.47 970 580 13.0 191
6 Большой Близнец
Bolshoy Bliznets
67.1055 32.6630 2.51 298 120 11.6 74
7 Малый Близнец
Malyi Bliznets
67.1058 32.6672 2.51 197 195 11.3 74
8 Влада
Vlada
67.0933 32.6871 0.16 62 30 2.5 56
9 Большая Власиха
Bolshaya Vlasikha
67.0884 32.7065 0.33 100 35 2.5 68
10 Малая Власиха
Malaya Vlasikha
67.0868 32.7072 0.14 55 20 2.5 43
11 Бережной Власов
Berezhnoy Vlasov
67.0848 32.6893 106.23 2150 1040 14.3 208
12 Голомянный Власов
Golomyannyi Vlasov
67.0739 32.7179 8.51 630 240 17.0 101
13 Круглый Власов
Kruglyi Vlasov
67.0858 32.7154 4.15 310 195 11.0 91
14 Владыко
Vladyko
67.0908 32.6848 0.93 110 110 6.0 69
15 Влажная Голая
Vlazhnaya Golaya
67.0882 32.6728 0.08 60 13 2.5 48
16 Влажная Лесная
Vlazhnaya Lesnaya
67.0869 32.6734 0.37 80 45 2.5 67
17 Влажная Средняя
Vlazhnaya Srednyaya
67.0892 32.6780 0.05 25 25 2.5 31
18 Выскочка
Vyskochka
67.0901 32.6977 0.05 30 20 3.7 18
 19 Высокий
Vysokiy
67.1032 32.6820 1.04 183 65 8.0 62
20 Горелый
Gorelyi
67.0960 32.6773 4.72 280 255 10.4 87
21 Каменный
Kamennyi
67.1002 32.6798 6.07 380 185 11.6 81
22 Кожаниха
Kozhanikha
67.0919 32.7096 1.94 260 130 7.0 79
23 Долгая Корга
Dolgaya Korga
67.1121 32.6058 7.69 830 180 6.4 110
24 Короткая Корга
Korotkaya Korga
67.1102 32.6179 1.52 270 95 8.2 83
25 Кордоша
Kordosha
67.1017 32.6969 0.06 40 20 3.0 64
26 Красотка
Krasotka
67.0798 32.7236 0.94 150 70 5.5 67
27 Краюшка
Krayushka
67.0728 32.7068 0.15 50 30 4.9 44
28 Кривой
Krivoy
67.1076 32.6761 3.22 265 195 7.0 85
29 Большой Куртяжный
Bolshoy Kurtyazhnyi
67.1093 32.6320 36.25 980 800 14.0 157
30 Малый Куртяжный
Malyi Kurtyazhnyi
67.1098 32.6495 2.55 230 200 10.7 105
31 Морянка
Moryanka
67.0745 32.6868 0.01 25 5 3.0 10
32 Натальина
Natal’ina
67.1088 32.6534 0.29 90 35 2.5 57
33 Прикордонный
Prikordonnyi
67.1054 32.6922 0.71 125 70 3.0 84
34 Редкий
Redkiy
67.1082 32.6614 2.18 215 130 9.8 73
35 Семеновец
Semenovets
67.1033 32.6732 3.32 325 170 8.8 78
36 Семеновна
Semenovna
67.1043 32.6745 0.20 60 60 3.0 44
37 Травяная
Travyanaya
67.0788 32.7446 0.22 75 30 2.7 52
38 Травяная Литоральная
Travyanaya Litoralnaya
67.0822 32.7366 0.06 35 20 3.7 41
39 Восточный Утенок
Vostochnyi Utenok
67.0791 32.7090 1.17 150 90 6.0 68
40 Западный Утенок
Zapadnyi Utenok
67.0784 32.7047 0.21 65 45 2.5 57
41 Северный Утенок
Severnyi Utenok
67.0797 32.7064 0.02 25 10 2.5 39
Рис. 1.

Район исследования: острова Лувеньгского архипелага Кандалакшского залива Белого моря. Названия островов приведены в табл. 1.

Fig. 1. Study area: the Luvengskiy Archipelago islands of Kandalaksha Bay, White Sea. For the names of the islands see Table 1.

Рис. 2.

Зависимость числа видов сосудистых растений от площади острова на Лувеньгском архипелаге.

Fig. 2. Dependence between species number and island area on the Luvengskiy Archipelago.

Лувеньгский архипелаг по числу видов занимает промежуточное положение среди других архипелагов Кандалакшского залива. Бóльшим флористическим богатством обладают более крупные по площади суши и числу островов архипелаги: Порья Губа, Олений, Северный и Кемь-Лудский. Архипелаги с меньшей площадью суши и меньшим числом островов (Тарасиха, Вачевский) по сравнению с Лувеньгскими островами оказались заметно беднее по числу видов (табл. 2).

Таблица 2.

Сравнение богатства флор крупных островов Лувеньгского архипелага с близкими по площади и числу видов островами Кандалакшского залива Белого моря Table 2. Comparison of lagre islands of the Luven’gskiy Archipelago with the islands similar in species richness and area in the Kandalaksha Bay of the White Sea

Остров
Island
Площадь, га
Area, ha
Число видов
Number of species
Источник
Reference
Олений архипелаг: 33 острова, 320 видов/Olenii Archipelago: 33 islands, 320 species
Телячий/Telyachiy 120 181 Vorob’yova, 1988
Овечий/Ovechiy 34 181
Долгая Корга/Dolgaya Korga 13 104
Еловый/Yelovyi 11 162
Лувеньгский архипелаг: 41 остров, 274 вида/Luven’gskii Archipelago: 41 islands, 274 species
Бережной Власов/Berezhnoy Vlasov 106 208 Материалы авторов
Original data
Большой Берёзовый/Bolshoy Beryozovyi 39 191
Большой Куртяжный/Bolshoy Kurtyazhnyi 36 157
Голомянный Власов/Golomyannyi Vlasov 9 101
Долгая Корга/Dolgaya Korga 8 110
Северный архипелаг: 79 островов, 369 видов/Severnyi Archipelago: 79 islands, 369 species
Анисимов/Anisimov 67 171 Zherikhina, Moskvicheva, 2006
Вороний/Voroniy 94 158
Головин/Golovin 32 147
Гульмаха Большая/Gulmakha Bolshaya 15 97
Девичья Луда/Devich’ya Luda 13 112
Докучеиха/Dokucheikha 14 135
Куричек/Kurichek 9 100
Лодейный/Lodeinyi 70 134
Ломнишный Большой/Lomnishnyi Bolshoy 44 151
Медвежий Большой/Medvezhiy Bolshoy 70 135
Медвежий Малый/Medvezhiy Malyi 12 112
Порья губа: 225 островов, 370 видов/Por’ya Guba Archipelago: 225 islands, 370 species
Медвежий/Medvezhiy 57 230 Kozhin, 2014
Горелый/Gorelyi 69 269
Озерчанка/Ozerchanka 22 210
Лесной/Lesnoy 11 152
Паленый/Palenyi 11 153
Перуний Малый/Peruniy Malyi 14 146
Угол/Ugol 9 103
Архипелаг Тарасиха: 11 островов, 184 вида/Tarasikha Archipelago: 11 islands, 184 species
Тарасиха/Tarasikha 50 163 Vorob’yova, 1988
Вачевский архипелаг: 5 островов, 229 видов/Vachevskiy Archipelago: 5 islands, 229 species
Вачев/Vachev 107 207 Vorob’yova, 1989
Острова близ о. Великого/Islands near Velikiy Island
Наумиха/Naumikha 10 112 Breslina, 1985
Кемь-Лудский архипелаг: 27 островов, 284 вида/Kem-Ludskiy Archipelago: 27 islands, 284 species
Большой Астафьев/Bolshoy Astaf’yev 70 207 Shipunov, Abramova, 2006
Избяной/Izbyanoy 20 181
Зеленый/Zelenyi 15 154

Наиболее крупные острова Лувеньгского архипелага мы сравнили со схожими по размеру островами других участков Кандалакшского залива. Среди островов площадью 8–15 га острова Лувеньгского архипелага (Голомянный Власов и Долгая Корга) по числу видов занимают промежуточное положение. Они заметно богаче, чем ряд островов Северного архипелага (Гульмаха Большая, Куричек, Медвежий Малый, Девичья Луда), остров Угол Порьей губы и остров Наумиха близ острова Великого, и беднее, чем острова Паленый, Перуний Малый Порьей Губы, остров Зеленый Кемь-Лудского архипелага и Докучеиха Северного архипелага (табл. 2).

Среди островов размером 20–40 га Большой Березовый Лувеньгского архипелага характеризуется высоким флористическим разнообразием; его превосходит только о. Озерчанка Порьей губы. Большой Куртяжный (157 видов) по числу видов оказался примерно равным островам Анисимову, Ломнишному Большому, Головину, Большому Медвежьему Северного архипелага и о. Избяному Кемь-Лудского архипелага (табл. 2).

При рассмотрении островов площадью 90–110 га можно отметить, что о. Бережной Власов Лувеньгского архипелага совпадает по флористическому богатству с о. Вачев одноименного архипелага и значительно превышает число видов на о. Вороний Северного архипелага (табл. 2).

На островах Лувеньгского архипелага обнаружено 10 видов, занесенных в Красную книгу Мурманской области (Krasnaya …, 2014) и 1 вид – в Красную книгу Российской Федерации (Krasnaya …, 2008). Наиболее богатыми охраняемыми видами оказались острова Бережной Власов и Большой Березовый (по 4 вида). Интересной оказалась находка Hammarbya paludosa на мезоевтрофном сфагновом болоте у оз. Малое Осоковое на Бережном Власове. В вершине Кандалакшского залива она известна на Северном архипелаге и на минератрофном болоте близ с. Лувеньги. Другая редкая орхидея – Platanthera bifolia, отмеченная ранее Е.Г. Воробьевой на о. Большой Куртяжный, не обнаружена, что может быть связано с флуктуирующей численностью или пропуском при полевом обследовании. В целом на островах и побережье в вершине Кандалакшского залива Platanthera bifolia встречается редко, в то время как в средней и внешней его части на безлесных островах она обычна.

Местообитания трещиноватых скал и скальных расщелин относительно редки на архипелаге. Здесь выявлены немногочисленные местонахождения Potentilla arctica, Sedum acre, Thymus subarcticus. Примечательной оказалась находка Rhodiola rosea, поскольку на островах Кандалакшского залива это растение встречается изредка или даже часто, а на Лувеньгском архипелаге является исключительно редким; обнаружено всего одно растение на о. Большой Березовый. На приморских скалах и лугах среднего уровня отмечена Spergularia salina, а на приморских лугах высокого уровня – Angelica litoralis и Thalictrum kemense. На илистых и песчано-илистых литоралях редко встречается Zannichellia palustris, редкое растение в Мурманской обл., но в вершине Кандалакшского залива зафиксированное на большинстве архипелагов. Таким образом, число охраняемых видов на Лувеньгском архипелаге невелико и большинство имеет локальное распространение.

На Лувеньгском архипелаге обнаружено 29 заносных видов, что составляет 11% от его флоры. Их внедрение происходит в течение последних нескольких веков тремя основными путями. Первый путь заноса связан с использованием “морских пожней” (косимых лугов), которые были широко распространены до середины XX века на островах Кандалакшского залива. В начале XX века на островах Бережном Власове, Кожанихе и Куртяжных33 [Культяжный остров и Культяга] Лувеньгского архипелага заготавливали сено (Nikol’skii, 1927). Систематическое кошение в прошлом привело к активному расселению заносных луговых видов: Elytrigia repens, Linaria vulgaris, Trifolium repens, Anthriscus sylvestris, Ranunculus acris, Rhinanthus serotinus и Vicia cracca. Они широко распространены на островах Лувеньгского архипелага, в то время как на других труднодоступных для человека островах Кандалакшского залива они встречаются значительно реже.

Второй путь заноса связан с былыми нарушениями растительного покрова. На о. Большой Березовый располагается навигационный знак Крестового створа, который был построен в конце XIX века. Рядом с этим знаком располагается другой навигационный знак, Березовый створ, построенный в XX веке. Нарушенные местообитания около знаков заросли апофитами, а заносных специфических видов в непосредственной близости к ним мы не обнаружили. В 100 м к западу от навигационных знаков располагается небольшая луговина с Lathyrus pratensis, Hypericum maculatum и Potentilla goldbachii, зарастающая кустарниками. Hypericum maculatum является редким заносным видом в Мурманской обл. и распространен только в старых поморских селениях или на их месте на Терском и Карельском берегах. Ранее вид был обнаружен на о. Великом, в Ковде (гербарий MW), Умбе, Варзуге, Порьей губе и на Турьем мысу. Potentilla goldbachii на побережье Кандалакшского залива также отмечена только близ поморских поселений, но преимущественно на Карельском берегу: на островах Олений (Олений архипелаг), Овечий (близ Ковды) и мысе Питкульский Наволок (гербарий MW). В связи с этим мы предполагаем, что существование данной луговины связано с деятельностью поморов. Возможно, на этом месте находился один из тоневых участков (мест для рыбной ловли), которые упоминаются В.В. Никольским (Nikol’skii, 1927) близ Питкульского Наволока. Дополнительным свидетельством былого антропогенного освоения этого острова является присутствие Barbarea vulgaris, Potentilla argentea, Rumex acetosella subsp. acetosella, не отмеченных на других островах архипелага.

Третий путь связан с современной увеличивающейся синантропизацией экосистем и расселением заносных видов с прилегающих освоенных территорий. В последние десятилетия по сравнению с предшествующими данными (Lavrova, 1984; Vorob’yova, 1996b) на островах появились Urtica dioica, Melandrium dioicum, Potentilla anserina, Geranium pratense и значительно увеличили встречаемость Stellaria media, Galeopsis bifida, Ranunculus repens. Они внедряются преимущественно в состав приморских лугов и орнитогенных луговин. Происхождение их на островах мы связываем с заносом из с. Лувеньги, где эти виды обычны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Флора Лувеньгского архипелага занимает промежуточное положение по флористическому богатству среди других архипелагов Кандалакшского залива и насчитывает 274 вида из 53 семейств сосудистых растений. На исследованных островах четко прослеживается зависимость числа видов от площади, что связано с относительной однородностью условий формирования растительного покрова. Участие адвентивных видов незначительно (11%), что свидетельствует о слабом антропогенном влиянии, с одной стороны, и существующем заповедном режиме, с другой. По картине распространения заносных видов, их динамике и встречаемости удалось предположить три основных пути внедрения во флору архипелага.

Список литературы

  1. [Bogdanova, Vekhov] Богданова Н.Е., Вехов В.Н. 1969. Флора сосудистых растений Кемь-Лудского архипелага. – В сб.: Труды Кандалакшского заповедника. Вып. 7. Ботанические исследования. Мурманск. С. 3–59.

  2. [Breslina] Бреслина И.П. 1985. Флора острова Наумихи (Кандалакшский залив, Белое море). – В сб.: Ботанические исследования за Полярным кругом. Апатиты. С. 18–23.

  3. [Breslina] Бреслина И.П. 1987. Растения и водоплавающие птицы морских островов Кольской Субарктики. Л. 199 с.

  4. [Churakova et al.] Чуракова Е.Ю., Сидорова О.В., Амосова И.Б., Паринова Т.А. 2016. Флора островов приморской части дельты р. Северной Двины. – Ученые записки Петрозаводского государственного университета. 2 (155): 86–97.

  5. [Kiseleva et al.] Киселева К.В., Новиков В.С., Октябрева Н.Б., Черенков А.Е. 2005. Определитель сосудистых растений Соловецкого архипелага. М. 208 с.

  6. [Kol’ka et al.] Колька В., Евзеров В., Мёллер Я., Корнер Д. 2005. Послеледниковые гляциоизостатические движения на северо-востоке Балтийского щита. – В сб.: Новые данные по геологии и полезным ископаемым Кольского полуострова. Апатиты. С. 15–25.

  7. [Krasnaya…, 2008] Красная книга Российской Федерации: растения и грибы. 2008. М. 885 с.

  8. [Krasnaya…, 2014] Красная книга Мурманской области. 2014. Кемерово. 584 с.

  9. [Kosevich] Косевич Н.И. 2015. Геоморфологическая типизация островов Кандалакшского залива Белого моря. – В сб.: Геоморфологические ресурсы и геоморфологическая безопасность: от теории к практике. Материалы всероссийской конференции “VII Щукинские чтения” (Москва, МГУ имени М.В. Ломоносова, 18–21 мая 2015 г.). М. С. 429–431.

  10. [Kozhin] Кожин М.Н. 2011. Классификация флор малых островов Кандалакшского залива Белого моря. – Бот. журн. 96 (8): 1091–1108.

  11. [Kozhin] Кожин М.Н. 2014. Флористическое разнообразие и пути формирования островных флор Кандалакшского залива (на примере Порьей губы). Дис. … канд. биол. наук. М. 480 с.

  12. [Kravchenko et al.] Кравченко А.В., Тимофеева В.В., Фадеева М.А. 2015. О флоре островов в южной части Онежской губы Белого моря (республика Карелия). – Труды Карельского научного центра РАН. 4: 65–78.

  13. Kravchenko A.V., Timofeyeva V.V. 2002. Distinguishing features of the vascular plant flora in Kuzova Archipelago. – Natural and cultural heritage of the White Sea islands. Petrozavodsk. P. 79–92. (In Russ. and Engl.)

  14. [Kravchenko, Timofeeva] Кравченко А.В., Тимофеева В.В. 2008. О флоре сосудистых растений архипелага Жужмуи в Белом море. – Труды Карельского научного центра РАН. 12: 64–73.

  15. [Lavrova] Лаврова В.Г. 1984. Флора островов Северного лесничества (Лувеньгский архипелаг) Кандалакшского государственного заповедника. – Казанский государственный университет, Казань. 39 с. (Архив Кандалакшского заповедника).

  16. Lindberg H. 1914. Anmarkningsvarda vaxtfynd gjorda under en resa sommaren 1913 genom Kuolajarvi till Knjasha vid Hvita hafvet samt vid Kandalakscha. – Meddelanden af societas pro fauna et flora Fennica. 40: 18–28.

  17. [Maiorov et al.] Майоров С.Р., Крамина Т.Е., Пронькина Г.А. 1994. Озерные гидрофиты островов Кандалакшского залива Белого моря. – Бот. журн. 79 (12): 85–90.

  18. [Maiorov] Майоров С.Р. 1984. Флора озер Великоостровского и Северного лесничеств Кандалакшского заповедника (краткий отчет). Москва. 3 с. (Архив Кандалакшского заповедника).

  19. [Nikol’skii] Никольский В.В. 1927. Быт и промыслы населения Западного побережья Белого моря (Сороки – Кандалакша). – Труды Института по изучению Севера. 36: 1–236+карта.

  20. [Panarina, Papchenkov] Панарина Н.Г., Панченков В.Г. 2005. Растительный покров водоемов и водотоков Кандалакшского государственного природного заповедника (Кандалакшский залив, Белое море). – Труды Кандалакшского заповедника. 11. Рыбинск. 146 с.

  21. [Pobedimova et al.] Победимова Е.Г., Станищева О.Н., Дроздова И.Н. О растениях, собранных в 1956 г. на побережьях Баренцева и Белого морей. – Ботанические материалы гербария БИН АН СССР. 19: 572–594.

  22. Sennikov A.N., Kozhin M.N. 2018. The history of the Finnish botanical exploration of Russian Lapland in 1861 and 1863. – Memoranda Societatis pro Fauna et Flora Fennica. 2018. 94: 1–35.

  23. [Shipunov, Abramova] Шипунов А.Б., Абрамова Л.А. 2006. Изменения флоры островов Кемь-Лудского архипелага (1962–2004). – Бюл. МОИП. Отд. биол. 111 (1): 45–56.

  24. [Vorob’yova] Воробьёва Е.Г. 1986. Флора острова Тарасиха и Роговых луд в Кандалакшском заливе. – Природа и хозяйство севера. 14: 47–60.

  25. [Vorob’yova] Воробьёва Е.Г. 1988. Часть 1: инвентаризация флоры островов Кандалакшского залива. – Инвентаризация флоры и фауны Кандалакшского заповедника. Тема № 2 (4) темплана 1981–1985 гг. Кандалакша. С. 6–238 (Архив Кандалакшского заповедника).

  26. [Vorob’yova] Воробьёва Е.Г. 1989. Флора и растительный покров Вачевского архипелага в средней части Кандалакшского залива. – В кн.: Растительный и животный мир заповедных островов. М. С. 5–33.

  27. [Vorob’yova] Воробьёва Е.Г. 1996a. Анализ флоры островов Кандалакшского залива. – В сб.: Флора и растительность островов Белого и Баренцева морей. Мурманск. С. 89–100.

  28. [Vorob’yova] Воробьёва Е.Г. 1996b. Флора островов в вершине Кандалакшского залива. – В сб.: Флора и растительность Белого и Баренцева морей. Мурманск. С. 57–89.

  29. [Zherikhina, Moskvicheva] Жерихина В.Н., Москвичева Л.А. 2006. Количество видов сосудистых растений на островах Северного архипелага (Кандалакшский залив, Белое море). – В сб.: VIII–IX Междунар. семинар “Рациональное использование прибрежной зоны северных морей” (17 июля 2004 г., Кандалакша). СПб. С. 60–64.

Дополнительные материалы отсутствуют.