Ботанический журнал, 2019, T. 104, № 7, стр. 1135-1153

НОВЫЕ МЕСТОНАХОЖДЕНИЯ ОХРАНЯЕМЫХ ВИДОВ СОСУДИСТЫХ РАСТЕНИЙ В ЮЖНОЙ СИБИРИ

Д. А. Кривенко 123*, О. А. Чернышева 1**

1 Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН
664033 г. Иркутск, ул. Лермонтова, 132, Россия

2 ФГБУ “Заповедное Прибайкалье”
664050 г. Иркутск, ул. Байкальская, 291Б, Россия

3 Национальный исследовательский Томский государственный университет
634050 г. Томск, пр-к Ленина, 36, Россия

* E-mail: krivenko.irk@gmail.com
** E-mail: helga8408@mail.ru

Поступила в редакцию 19.05.2019
После доработки 26.06.2019
Принята к публикации 02.07.2019

Полный текст (PDF)

Аннотация

В статье приведены сведения о новых местонахождениях 27 редких видов сосудистых растений на территории Южной Сибири, в том числе для девяти видов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации: Asplenium altajense (Kom.) Grubov (впервые для предгорий Восточного Саяна), Cypripedium calceolus L. (впервые для Джергинского заповедника и окрест. г. Улан-Удэ), C. × ventricosum Sw. (приведено третье местонахождение в Бурятии), Liparis loeselii (L.) Rich. (выявлено второе местонахождение в Иркутской обл.), Dentaria sibirica (O.E. Schulz) N. Busch, Calypso bulbosa (L.) Oakes, Cypripedium macranthon Sw., Neottianthe cucullata (L.) Schltr. и Orchis militaris L. Также выявлены новые местонахождения для редких видов, занесенных в региональные Красные книги: двух видов из Красной книги Красноярского края – Viola dissecta Ledeb. и Coluria geoides (Pall.) Ledeb., двух видов из Красной книги Республики Хакасия – Adonis vernalis L. и Gagea granulosa Turcz. (впервые приводится для хакасской части Западного Саяна), 14 видов из Красной книги Иркутской области – Papaver popovii Sipliv. (впервые для Верхнего Приангарья), Chrysosplenium albertii Malyschev (впервые для предгорий Восточного Саяна), Dryopteris filix-mas (L.) Schott, Nuphar lutea (L.) Sm., Nymphaea tetragona Georgi, Phlox sibirica L., Daphne mezereum L., Waldsteinia ternata (Stephan) Fritsch, Hedysarum turczaninovii Peschkova, Oxytropis peschkovae Popov, Tulipa uniflora (L.) Besser ex Baker, Epipactis helleborine (L.) Crantz, E. palustris (L.) Crantz и Platanthera bifolia (L.) Rich.

Ключевые слова: Алтайский край, Иркутская область, Красноярский край, Республика Бурятия, Республика Хакасия, редкий вид, реликт, эндемик

DOI: 10.1134/S0006813619070068

В ходе проведения в 2009–2018 гг. экспедиционных работ по территории Южной Сибири авторами был собран обширный гербарный материал по различным группам растений. В результате его обработки были установлены новые местонахождения для редко встречающихся 27 видов сосудистых растений, в том числе для девяти видов, внесенных в Красную книгу Российской Федерации (Krasnaya…, 2008), для 14 видов, охраняемых на территории Иркутской области (Krasnaya…, 2010), двух видов – Красноярского края (Krasnaya kniga Krasnoyarskogo…, 2012) и двух видов – Республики Хакасия (Krasnaya kniga Respubliki…, 2012). Кроме собственных сборов использованы гербарные образцы других коллекторов, хранящиеся в IRK, которые не были учтены в Красной книге Иркутской области (Krasnaya…, 2010). В статью также включены материалы, собранные в 1999 г. биогеографом, доктором биологических наук, профессором Андреем Сергеевичем Плешановым, которые долгое время оставались необработанными, и только в 2018 г. были переданы в IRK. Гербарные образцы, подтверждающие новые местонахождения редких видов, хранятся в IRK, дублеты некоторых из них переданы в LE, IRKU, MW, NSK, PVB, VLA. Виды и роды каждого раздела расположены в алфавитном порядке, в порядке расположения семейств по системе А.Л. Тахтаджяна (Takhtajan, 2009).

Новые местонахождения видов, занесенных в Красную книгу Российской Федерации (Krasnaya…, 2008)

Asplenium altajense (Kom.) Grubov (Aspleniaceae) – Иркутская обл., Нижнеудинский р-н, предгорья Восточного Саяна, в 62 км от г. Нижнеудинск вверх по течению р. Уда, правый берег, в 15 км от пос. Порог, Пещерский утес, в трещинах скал, 54°28'32.65'' с.ш., 98°58'58.76'' в.д., 29 VII 2015, Д.А. Кривенко, 48710 (IRK), 48711 (LE) – рис. 1: 1.

Рис. 1.

Область исследования. Точками 1–34 обозначены новые местонахождения редких видов растений в Южной Сибири.

Fig. 1. Area of study. Dots 1–34 mark new localities of rare plant species in Southern Siberia.

Asplenium altajense1, Dryopteris filix-mas19, Nuphar lutea20, Nymphaea tetragona21, Adonis vernalis17, Papaver popovii19, Phlox sibirica22, 23, Viola dissecta15, Dentaria sibirica – 2, Daphne mezereum24, 25, Chrysosplenium albertii1, Coluria geoides15, 16, Waldsteinia ternata26, Hedysarum turczaninovii27, Oxytropis peschkovae28, Gagea granulosa18, Tulipa uniflora2931, Calypso bulbosa3, 4, Cypripedium calceolus5, 6, Cypripedium macranthon7, Cypripedium × ventricosum811, Epipactis helleborine32, 33, Epipactis palustris33, Liparis loeselii12, Neottianthe cucullata13, Orchis militaris7, 11, 14, Platanthera bifolia24, 34.

Рис. 2.

Фотографии растений в природе.

Fig. 2. Photos of plants in nature.

1Dentaria sibirica, 2Cypripedium × ventricosum, 3Dryopteris filix-mas, 4Phlox sibirica, 5Chrysosplenium albertii, 6Tulipa uniflora, 7Epipactis helleborine, 8Epipactis palustris.

Преимущественно центрально-азиатский скальный вид. В России имеет северную границу ареала. В Иркутской области известен в предгорьях Байкальского хребта – Казачинско-Ленский р-н (Chepinoga et al., 2013), Восточного Саяна – Нижнеудинский р-н (Shmakov, 2008) и юго-западной части побережья оз. Байкал: Слюдянский, Иркутский и Ольхонский р-ны (Kalyuzhny, Vinkovskaya, 2015). Впервые приводится для предгорий Восточного Саяна, ближайшее известное местонахождение находится в 106 км юго-юго-западнее в Восточном Саяне – окрест. пос. Алыгджер.

Dentaria sibirica (O.E. Schulz) N. Busch (Brassicaceae) – Респ. Хакасия, Таштыпский р-н, горный перевал, правый берег р. Киня Средняя, в 4.5 км северо-северо-западнее от г. Абаза, опушка пихтового леса, 656 м над ур. м., 52°40'29.6'' с.ш., 90°02'51.4'' в.д., 03 V 2018, Д.А. Кривенко и др., 50404, 50407 (IRK), 50409 (LE) – рис. 1: 2; 2: 1.

Алтае-Саянский эндемик. Неморальный реликт (Polozhij, Krapivkina, 1985), генетические связи которого тяготеют к древнему третично-лесному Средиземноморью (Iljin, 1941). В Хакасии выявлен в Таштыпском р-не, по правым притокам р. Абакан в окрест. г. Абаза и пос. Большие Арбаты (Shaulo, 2006; Kravtsova, 2012). Новое местонахождение уточняет распространение D. sibirica в окрест. г. Абаза.

Calypso bulbosa (L.) Oakes (Orchidaceae) – Иркутская обл., Катангский р-н, близ вахтового пос. Верхнечонск, березово-сосновый моховой лес, 1267 м над ур. м., 60°07'38'' с.ш., 109°05'54'' в.д., 03 VI 2018, Е.Р. Хадеева, 50631 (IRK), 50632 (LE) – рис. 1: 3; Респ. Бурятия, пригород г. Улан-Удэ (Верхняя Березовка), близ Этнографического музея народов Забайкалья, между трассой Р438 и правым берегом р. Большая Речка, моховой ельник, 694 м над ур. м., 51°54'15.5'' с.ш., 107°41'10.7'' в.д., 02 VII 2015, Д.А. Кривенко, 48691 (IRK) – рис. 1: 4.

Преимущественно северо-евразийский вид тенистых, мшистых хвойных и смешанных лесов. В Иркутской обл. большинство местонахождений сконцентрировано в южных районах: в Присаянье и Прибайкалье, обычно встречается малочисленными популяциями по 10–15 особей (Zarubin, 2010b). В Катангском р-не C. bulbosa отмечен в двух пунктах: с. Ербогачен и с. Непа (Vodopyanova, 1984). Новое местонахождение находится в 103 км северо-восточнее с. Непа, что значительно расширяет ареал вида на севере области.

В Бурятии метонахождения C. bulbosa сосредоточены в Прибайкалье, всего вид известен из 19 пунктов в 10 административных р-нах (Anenkhonov et al., 2013).

Cypripedium calceolus L. (Orchidaceae) – Респ. Бурятия, Курумканский р-н, Джергинский заповедник, левый берег р. Баргузин, близ кардона Умхей, лес, 580 м над ур. м., 54°58'40.47'' с.ш., 111°09'28.62'' в.д., 04 VII 2015, Е.В. Андронова, Е.Г. Филиппов, 48704 (IRK), 48705 (LE) – рис. 1: 5; Респ. Бурятия, пригород г. Улан-Удэ (Верхняя Березовка), близ Этнографического музея народов Забайкалья, между трассой Р438 и правым берегом р. Большая Речка, разнотравно-хвощево-злаково-брусничный березово-еловый лес, 686 м над ур. м., 51°54'20.5'' с.ш., 107°41'03.9'' в.д., 02 V 2015, Д.А. Кривенко, 48706 (IRK) – рис. 1: 6.

Евразиатский лугово-лесной вид. В Бурятии известен из 15 районов и 30 пунктов (Budaeva, 2013a).

Cypripedium macranthon Sw. (Orchidaceae) – Респ. Бурятия, Кабанский р-н, окрест. с. Дулан, восточное побережье оз. Байкал, выше устья р. Селенга, березовый лес, 52°22'08.01'' с.ш., 106°52'58.74'' в.д., 06 VII 2015, Е.Г. Филиппов, 48707 (IRK) – рис. 1: 7.

Евразиатский лесной и опушечный вид. В Бурятии его ареал, условно, можно разделить на две части: северную, здесь C. macranthon отмечен в Северо-Байкальском, Муйском, Курумканском, Баргузинском р-нах и южную – встречается в Иволгинском, Селенгинском, Кабанском, Джидинском, Закаменском, Тункинском р-нах (Budaeva, 2013b). Новое местонахождение является самым северным в южной части ареала вида в Бурятии, ближайшее местонахождение находится в 21 км юго-западнее, в пос. Колесово Кабанского р-на.

Cypripedium × ventricosum Sw. (Orchidaceae) – Иркутская обл., Казачинско-Ленский р-н, д. Конец Луг, сосняк разнотравный на южном склоне [56°18'25'' с.ш., 107°36'59'' в.д.], 25 VI 1976, Т.В. Макрый, 8635 (IRK) – рис. 1: 8; Иркутская обл., Зиминский р-н, в 7 км от с. Кулундун, заболоченный березовый разнотравный лес, 435 м над ур. м., 54°15'10'' с.ш., 107°07'07'' в.д., 12 VI 2009, О.А. Чернышева, 46153 (IRK), 46154 (LE) – рис. 1: 9; 2: 2; Иркутская обл., Черемховский р-н, Восточный Саян, левый берег р. Большая Белая (приток р. Ангара), окрест. пос. Инга, вблизи гор. Коврижка, в разреженном сосновом лесу [52°58'03'' с.ш., 101°57'08'' в.д., 21 VI 1959], С. Кривотуленко, 8638 (IRK) – рис. 1: 10 ; Респ. Бурятия, Курумканский р-н, примерно 2 км южнее улуса Ягдыг, заросли кустарников, 553 м над ур. м., 54°49'57.4'' с.ш., 111°03'07.4'' в.д., 03 VII 2015, Д.А. Кривенко, 48702 (IRK) – рис. 1: 11.

Бореально-неморальный восточноевропейско-азиатский нотовид светлых лиственных и смешанных лесов. На территории Иркутской области встречается единичными особями в поймах крупных рек, всего отмечено 13 местонахождений: в черте г. Иркутска, Тайшетском, Братском, Казачинско-Ленском, Балаганском, Качугском, Усольском, Шелеховском, Иркутском и Слюдянском р-нах (Verkhozina, Andronova, 2010). В Бурятии известно всего два местонахождения на юге республики: в Кяхтинском и Тункинском р-нах (Verkhozina, 2013). Приведенные новые местонахождения C. ventricosum значительно уточняют его распространение в Присаянье и на севере Иркутской области. В Республике Бурятия ареал вида расширен почти на 600 км в северном направлении.

В Зиминском (окрест. с. Кулундун) и Черемховском (окрест. пос. Инга) р-нах Иркутской обл., совместно произрастает с одним из родительских видов – C. macranthon (соответственно, 12 VI 2009, О.А. Чернышева, 46152 IRK! и 21 VI 1959, С. Кривотуленко, 8633, 8636 IRK!); в Курумканском р-не Респ. Бурятия, близ улуса Ягдыг, произрастает с обоими родительскими видами C. calceolus (03 VII 2015, Д.А. Кривенко, 48703 IRK!) и C. macranthon (03 VII 2015, Д.А. Кривенко, 48696, 48697 IRK!, 48698 MHA!, 48699 MW!, 48701 LE!).

Liparis loeselii (L.) Rich. s. l. (Orchidaceae) – Иркутская обл., Тайшетский р-н, за с. Шелаево, левый берег р. Бирюса, оз. Солонечное, плавина из корневищ Thelypteris palustris, 56°56'05.33'' с.ш., 97°40'49.24'' в.д., 26 VII 2015, Д.А. Кривенко, 42197 (IRK), 42198 (LE) – рис. 1: 12.

Евразиатско-американский вид со значительными дизъюнкциями в ареале, обитает на разных типах болот, сплавинах по берегам озер и заболоченных лугах. В известных местонахождениях популяции являются малочисленными (Averyanov, 2008; Efimov, 2010, 2012; Vakhrameeva et al., 2014). L. loeselii весьма неустойчив даже к незначительному изменению гидрологического режима в его местообитаниях. В странах Западной Европы является очень редким и стремительно вымирающим растением по причине осушения болот (Efimov, 2010). В России вид полностью исчез в Калининградской и Белгородской областях, еще в 5 регионах европейской части России отнесен к “по-видимому, исчезнувшим” видам (Vakhrameeva et al., 2014), в Московской обл. зафиксировано исчезновение части его известных местонахождений (Varlygina, 2018). В Восточной Сибири L. loeselii выявлен относительно недавно в Иркутской обл. (Efimov, 2010), по гербарному образцу 1959 г., сбор Н.С. Тагильцевой (Водопьяновой) из Тайшетского р-на, д. Нижне-Гоголевка – самое восточное местонахождение вида в Сибири. На протяжении более 50 лет образец хранился в NSK под названием Microstylis monophyllos (L.) Lindl. (≡ Malaxis monophyllos (L.) Sw.). Новое местонахождение вида расположено в 105 км северо-западнее, в уникальном рефугиуме Байкальской Сибири – у оз. Солонечное и дополняет список из 20 редких и реликтовых видов сосудистых растений, обнаруженных в озере и на его прибрежной части (Lyakhova, Zarubin, 2000; Verkhozina, Andronova, 2010).

П.Г. Ефимов (Efimov, 2010) различает три подвида L. loeselii: subsp. loeselii (Европа, Урал, Северный Казахстан, Северная Америка), subsp. orientalis Efimov (Западная и Восточная Сибирь, Восточный Казахстан) и subsp. sachalinensis (Nakai) Efimov (эндемик Сахалина). По форме листьев и их положению на стебле, наши образцы относятся к L. loeselii subsp. orientalis.

Neottianthe cucullata (L.) Schltr. (Orchidaceae) – Алтайский край, Ребрихинский р-н, равноудаленно между с. Ворониха и с. Рожнев Лог, лесопосадки Pinus sylvestris, 52°47'47'' с.ш., 82°20'33'' в.д., 27 IX 2018, Д.А. Кривенко, 51613 (IRK), 51614 (LE) – рис. 1: 13.

Евразийский вид светлохвойных и смешанных лесов. Подробная ревизия местонахождений N. cucullata в Алтайском крае приведена в Красной книге Алтайского края: вид отмечен в 55 пунктах 25 административных р-нов (Silantyeva, Batyuta, 2016). Новое местонахождение выявлено в 10 км юго-западнее от известного пункта – Рожнев Лог.

Представители семейства Orchidaceae традиционно считаются растениями малонарушенных территорий. Однако было показано, что они могут не только осваивать вторичные местообитания, но и являться адвентивными видами (Efimov, 2012; Vakhrameeva et al., 2014; Efimov et al., 2018). Приведенное нами местонахождение N. cucullata явно является вторичным – вид выявлен в посадках Pinus sylvestris. В ближайшее время, вероятно, оно будет уничтожено во время строительства проектируемого в настоящий момент газопровода и газораспределительной системы от с. Ребриха до г. Рубцовск.

Orchis militaris L. (Orchidaceae) – Респ. Бурятия, Кабанский р-н, окрест. с. Дулан, восточное побережье оз. Байкал, выше устья р. Селенга, березовый лес, 52°22'08.01'' с.ш., 106°52'58.74'' в.д., 06 VII 2015, Е.Г. Филиппов, 48714 (IRK), 48715 (LE) – рис. 1: 7; Респ. Бурятия, Курумканский р-н, примерно 2 км южнее улуса Ягдыг, заросли кустарников, 553 м над ур. м., 54°49'57.4'' с.ш., 111°03'07.4'' в.д., 03 VII 2015, Д.А. Кривенко, 48692, 48693 (IRK), 48694 (LE), 48695 (MW) – рис. 1: 11; Респ. Бурятия, Кабанский р-н, окраина с. Дубинино, восточное побережье оз. Байкал, выше устья р. Селенга, основание обрывистого берега озера, переходящего в болото, 52°18'30.9'' с.ш., 106°46'40.22'' в.д., 06 VII 2015, Е.Г. Филиппов, 48712 (IRK), 48713 (LE) – рис. 1: 14.

Евразиатский луговой и опушечный вид. В Бурятии находится на северо-восточном пределе распространения, спородически встречается в Окинском, Тункинском, Закаменском, Джидинском, Кабанском, Прибайкальском, Баргузинском, Мухоршибирском и Кяхтинском р-нах (Sandanov, 2013). Новые местонахождения на юге Бурятии выявлены в пределах известного ареала вида. Одновременно с этим выявлен самый северный пункт в республике – в 2 км южнее улуса Ягдыг Курумканского р-на, ближайший расположен 150 км южнее в долине р. Тунгуй в Баргузинском р-не.

Новые местонахождения видов, занесенных в Красную книгу Красноярского края (Krasnaya kniga Krasnoyarskogo…, 2012)

Viola dissecta Ledeb. (Violaceae) – Красноярский край, Ермаковский р-н, в 21 км на северо-запад от с. Верхнеусинское, правый берег долины р. Ус, каменистая степь, 797 м над ур. м., 52°22'07.7'' с.ш., 93°16'09.9'' в.д., 05 V 2018, Д.А. Кривенко и др., 50453 (IRK), 50461 (LE) – рис. 1: 15.

Лесостепной североазиатский вид. В Красноярском крае редко встречается в южной части, здесь он известен из 22 местонахождений, в том числе в Ермаковском р-не: хр. Мирской и Осиновские косогоры (Tupitsyna, 2012). Приведенный нами пункт V. dissecta подтверждает его ранее известное местонахождение в Усинской котловине (Shaulo, 2006), которое не было учтено в Красной книге Красноярского края (Tupitsyna, 2012).

Coluria geoides (Pall.) Ledeb. (Rosaceae) – Красноярский край, Ермаковский район, в 21 км на северо-запад от с. Верхнеусинское, правый берег долины р. Ус, каменистая степь, 797 м над ур. м., 52°22'07.7'' с.ш., 93°16'09.9'' в.д., 05 V 2018, Д.А. Кривенко и др., 50480 (IRK) – рис. 1: 15; Красноярский край, Ермаковский р-н, в 20 км на северо-запад от с. Верхнеусинское, правый берег долины р. Ус, сосновый лес на склоне, 822 м над ур. м., 52°22'14.6'' с.ш., 93°15'35.6'' в.д., 05 V 2018, Д.А. Кривенко и др., 50481 (IRK), 50483 (LE) – рис. 1: 16.

Алтае-Саянский эндемик каменистых степей, закустаренных лиственных и смешанных лесов. В Красноярском крае спорадически встречается в южной части региона, известно не менее 17 пунктов (Sonnikova, 2012). Близлежаший пункт к новому местонахождению – у р. Иджим, отмеченный в Красной книге Красноярского края (Sonnikova, 2012), находится западнее: в 3.5 км по прямой или в 5.5 км по автомобильной дороге. Между приведенными местонахождениями C. geoides встречается повсеместно.

Новые местонахождения видов, занесенных в Красную книгу Республики Хакасия (Krasnaya kniga Respubliki…, 2012)

Adonis vernalis L. (Ranunculaceae) – Респ. Хакасия, Боградский р-н, левый берег р. Енисей, в 10 км на северо-запад от с. Знаменка, задернованный склон, 482 м над ур. м., 54°27'22.0'' с.ш., 90°54'37.2'' в.д., 09 V 2018, Д.А. Кривенко и др., 50753 (IRK), 50754 (LE) – рис. 1: 17.

Преимущественно европейско-западно-сибирский лугово-степной и опушечный вид. В Хакасии находится на северо-восточном пределе распространения (Zayko, Poshkurlat, 1976), встречается в Боградском, Бейском, Таштыпском и Усть-Абаканском р-нах (Larina, Nekratova, 2012). Ближайшее местонахождение A. vernalis находится в Богратском р-не в окрест. пос. Знаменка, что в 10 км юго-восточнее нового.

Gagea granulosa Turcz. (Liliaceae) – Респ. Хакасия, Таштыпский р-н, окрест. г. Абаза, задерненный берег ручья, 610 м над ур. м., 52°37'26.3'' с.ш., 90°05'52.7'' в.д., 03 V 2018, Д.А. Кривенко и др., 50539 (IRK), 50540 (LE) – рис. 1: 18.

Восточноевропейско-сибирский лесной и опушечный вид. В Хакасии известно всего два местонахождения: окрест. с. Ефремкино, Ширинский р-н и окрест. с. Усть-Бур[ь], Усть-Абаканский р-н (Leonova, Lavrenenko, 2012). G. granulosa впервые приводится для хакасской части Западного Саяна, что значительно расширяет его ареал в Хакасии на 135 км в юго-юго-западном направлении.

Новые местонахождения видов, занесенных в Красную книгу Иркутской области (Krasnaya…, 2010)

Dryopteris filix-mas (L.) Schott (Dryopteridaceae) – Иркутская обл., г. Братск, плотина ГЭС, смешанный лес, 320 м над ур. м., 56°17'13'' с.ш., 101°47'41'' в.д., 19 VII 2011, О.А. Чернышева, 24079 (LE), 24080, 24081 (IRK) – рис. 1: 19; 2: 3.

Голарктический лесной вид. В Сибири ареал носит реликтовый характер (Polozhij, Krapivkina, 1985). В Иркутской обл. известен из предгорий Восточного Саяна в Тулунском, Черемховском р-нах и с северного макросклона хр. Хамар-Дабан в Слюдянском р-не (Kalyuzhny, Vinkovskaya, 2015; Chepinoga et al., 2016; Ivanova et al., 2016), а также в Тайшетском р-не, пос. Костомарово (Chek-list…, 2008) – до нашей находки, самое северное местонахождение вида на территории области.

Кроме D. filix-mas в приведенном местонахождении в разные годы также были выявлены реликтовые виды сосудистых растений различного генезиса: Papaver popovii Sipliv. (19 VII 2011, О.А. Чернышева, 29875 IRK!, 29876 VLA!, 29877 LE!), Physochlaina physaloides (L.) G. Don (02 VII 1951, М.Г. Попов, NSK!), Tulipa uniflora (L.) Besser ex Baker (02 VII 1951, Л.В. Бардунов, М.Г. Попов, NSK!), что свидетельствует о наличии здесь локального рефугиума. Вероятно, сохранность реликтов обеспечена достаточно сбалансированными климатическими условиями, созданными за счет высоких скалистых уступов до 120 м выс., окружающих местонахождение.

Nuphar lutea (L.) Sm. (Nymphaeaceae) – Иркутская обл., г. Нижнеудинск, близ аэропорта, левый берег р. Уда, протока р. Уда, между ул. Чернышевского и пер. Чернышевского, в воде у берега, 406 м над ур. м., 54°53'17'' с.ш., 99°03'32'' в.д., 14 VIII 2018, О.А. Чернышева, 50808, 50809 (IRK), 50810 (LE) – рис. 1: 20.

Eвросибирско-американский вид, обитает в озерах и речных заводях. В Иркутской обл. проходит восточная граница ареала N. lutea, большинство местонахождений здесь сосредоточено в Присаянье, всего известно 26 пунктов в 15 административных р-нах (Azovskii, 2010a; Chepinoga, 2015). Впервые отмечен для Нижнеудинского р-на.

Nymphaea tetragona Georgi (Nymphaeaceae) – Иркутская обл., Нижнеудинский р-н, в 7.5 км на северо-восток от пос. Алгашет, оз. Веселое, в воде, 55°29'00.59'' с.ш., 98°44'28.67'' в.д., 25 VII 2013, О.А. Чернышева, 48386 (IRK), 48387 (LE) – рис. 1: 21.

Вид спорадически встречается на большей части Голарктики, обитает в пойменых озерах и заводях рек. В Иркутской обл. выявлен в Присаянье, Прибайкалье, бассейне р. Нижняя Тунгуска: известен из 19 пунктов в 10 административных р-нах (Azovskii, 2010b; Chepinoga, 2015). Ранее ошибочно приводился для Нижнеудинского (Azovskii, 2010b) и Осинского (Пю-6 – южные отроги Лено-Ангарского плато) (Chepinoga, 2015) р-нов. В обоих источниках указания основаны на одном и том же гербарном образце: “Иркутская обл., Алзамайский р-н, возле с. Баянды. Долина р. Уды. Озеро на качающемся гипновом болоте. 2 VIII 1952. А. Гельд” (NSK!). На самом деле это местонахождение относится к Чунскому р-ну. Путаница с привязкой с. Баянды(а) к административному р-ну возникла по двум обстоятельствам. 1) До 1953 г. этот населенный пункт входил в состав Алзамайского р-на, а после, с частью других территорий, вошел в состав вновь образованного Чунского р-на. В 1959 г. часть Алзамайского р-на, ранее невключенная в Чунский р-н, вошла в состав Нижнеудинского р-на. – Ошибочное указание М.Г. Азовского (Azovskii, 2010b). 2) В Иркутской обл. существуют по крайней мере две реки с названием “Уда”. Истоки первой – находятся на Удинском хребете Восточного Саяна. Река протекает по Нижнеудинскому, Чунскому и Тайшетскому р-нам Иркутской обл., затем по Богучанскому р-ну Красноярского края и впадает в р. Тасеева – левый приток р. Ангара. Вторая – берет свое начало на Березовом хребте Лено-Ангарского плато, протекает по Осинскому и Усть-Удинскому р-ну Иркутской обл. и впадает в р. Ангара. – Ошибочное указание В.В. Чепиноги (Chepinoga, 2015). Таким образом, для Нижнеудинского р-на вид приводится впервые.

Papaver popovii Sipliv. (= P. novokschonovii Popov, 1966, In: Popov M.G., Busik V.V., Consp. fl. litor. laci Baic.: 126, fig. 10.2 , nom. nud.) (Papaveraceae) – Иркутская обл., г. Братск, плотина ГЭС, скальники по правому берегу р. Ангара, 56°17'13'' с.ш., 101°47'41'' в.д., 19 VII 2011, О.А. Чернышева, 29875 (IRK), 29876 (VLA), 29877 (LE) – рис. 1: 19.

До настоящей находки вид считался узколокальным эндемиком замшелых скал и прибрежных галечников Прибайкалья. Ледниковый реликт (Popov, Busik, 1966). Ранее в Иркутской обл. был известен только с центральной части западного побережья оз. Байкал и о-ва Ольхон в пределах Ольхонского р-на (Lyakhova, 2010). Новое местонахождение отдалено от основной части ареала вида на 500 км северо-западнее. Вероятно, в будущем можно ожидать находок P. popovii как на территории Прибайкалья, так и за его пределами.

Phlox sibirica L. (Polemoniaceae) – Иркутская обл., Усть-Ордынский Бурятский округ, Нукутский р-н, 2 км от пос. Нукуты, остепнённый склон южной экспозиции, 399 м над ур. м., 53°43'14.8'' с.ш., 102°46'79.5'' в.д., 11 VI 2009, О.А. Чернышева, 27691 (IRK), 27692 (LE) – рис. 1: 22; Иркутская обл., Усть-Ордынский Бурятский округ, Осинский р-н, правый берег р. Ангара – Братского водохранилища, в 3.5 км по Александровскому тракту на восток от с. Унгин, разнотравный спирейный редкостойный молодой сосновый лес, склон у дороги, 585 м над ур. м., 53°41'53.9'' с.ш., 103°37'17.6'' в.д., 10 VI 2018, О.А. Чернышева, 50426 (IRK), 50637 (LE) – рис. 1: 23; . 2: 4.

Североазатский лесостепной вид. В Иркутской обл. местонахождения в Ольхонских (Ольхонский р-н) и Приангарских островных (Братский, Качугский, Нукутский, Боханский, Эхирит-Булагатский, Баяндаевский и Иркутский р-ны) степях имеют реликтовую природу, и сохранились здесь с раннеплейстоценового времени (Peshkova, 1960; Zarubin, 2010d). Новые местонахождения вида выявлены в предалах известного ареала: в Верхнем Приангарье на правом и левом берегу Братского водохранилища.

Daphne mezereum L. (Thymelaeaceae) – Иркутская обл., Братский р-н, Ангарский кряж, сосняк с примесью лиственницы и осины злаково-разнотравный моховой, 55°28'12'' с.ш., 100°15'28'' в.д., 14 VI 2009, Е.С. Преловская, 33257 (LE), 33258 (IRKU), 33259, 32375 (IRK); Иркутская обл., Братский р-н, Ангарский кряж, лиственнично-березовый разнотравно-зеленомошный лес с примесью сосны и осины, 55°28'12'' с.ш., 100°15'28'' в.д., 14 VI 2009, О.А. Чернышева, А.С. Плешанов, 33253 (NSK), 33284 (IRK) – рис. 1: 24; Иркутская обл., Братский р-н, Ангарский кряж, смешанный лиственнично-березовый лес, 568 м над ур. м., 55°28'00'' с.ш. 100°15'00'' в.д. 14 VI 2009. А. С. Плешанов, О.А. Чернышева, 46103 (IRK) – рис. 1: 25.

Евросибирский вид смешанных и темнохвойных лесов. В Сибири имеет статус третичного реликта неморальной флоры (Peshkova, Kiseleva, 1984). В Иркутской обл. находится у восточной границы распространения, редко встречается по поймам крупных рек, всего известно 19 местонахождений вида в 7 административных р-нах (Vinkovskaya, 2010). Впервые приводится для Братского р-на, ближайшие пункты расположены в 300 км в восточном (Усть-Кутский р-н) и западном (Тайшетский р-н) направлении.

Chrysosplenium albertii Malyschev (Saxifragaceae) – Иркутская обл., Нижнеудинский р-н, предгорья Восточного Саяна, в 62 км от г. Нижнеудинск вверх по течению р. Уда, правый берег, в 15 км от пос. Порог, Пещерский утес, замшелый скальник при входе в пещеру, 54°28'32.65'' с.ш., 98°58'58.76'' в.д., 29 VII 2015, Д.А. Кривенко, 48708 (IRK), 48709 (LE) – рис. 1: 1; 2: 5.

Эндемик горных систем Восточных Саян и Хамар-Дабан, обитает в верхней части лесного пояса, реже в субальпийском и альпийском поясах. В Иркутской обл. вид выявлен в Восточном Саяне, несколько местонахождений на Удинском хребте (Нижнеудинский р-н) и в западной части Хамар-Дабана, по рекам Слюдянка и Малая Быстрая (Слюдянский р-н) (Malyshev, 1965; Chek-list…, 2008). Впервые приводится для предгорий Восточного Саяна, ближайшее известное местонахождение находится в 106 км ниже по течению р. Уда в Восточном Саяне – окрест. пос. Алыгджер.

Waldsteinia ternata (Stephan) Fritsch (Rosaceae) – Иркутская обл., Усольский р-н, окрест. с. Мишелевка, среднее течение р. Булайка, клубнично[?]-разнотравный сосновый лес, [52°54'03.16'' с.ш., 103°10'07.79'' в.д.], 22 VII 1999, А.С. Плешанов, 48721 (IRK) – рис. 1: 26.

При широком понимании W. ternata aggr., вид имеет евроазиатский ареал с обширными дизъюнкциями. Европейские и восточно-азиатские популяции рассматриваются в качестве самостоятельных видов или подвидов, соответсвенно W. trifolia Rochel ex W.D.J. Koch ≡ W. ternata subsp. trifolia (Rochel ex W.D.J. Koch) Teppner и W. maximowicziana (Teppner) Prob. ≡ W. ternata subsp. maximowicziana Teppner (Teppner, 1974; Probatova, 2015). Типовой подвид W. ternata (Stephan) Fritsch subsp. ternata представлен изолированными популяциями в предгорьях Западного и Восточного Саяна, на хребте Хамар-Дабан и имеет статус неморального реликта (Peshkova, Kiseleva, 1984). Одновременно с этим, Н.В. Степановым (Stepanov, 1994) было установлено, что три из пяти известных популяции W. ternata aggr. на Западном Саяне являются самостоятельным видом W. tanzybeica Stepanov.

Приведенное новое местонахождение W. ternata s. str. из предгорий Восточного Саяна уточняет детальную инвентаризацию местонахождений вида в предгорьях Восточного Саяна и на северном макросклоне хребта Хамар-Дабан, проведеную в последнее время (Kazanovsky, Chepinoga, 2010; Chepinoga et al., 2015; Ivanova et al., 2016).

Hedysarum turczaninovii Peschkova (≡ H. microphyllum Turcz., 1842, Bull. Soc. Nat. Moscou, 15(4): 778, non Thunb., 1784, Syst. Veg., ed. 14 (J.A. Murray): 675) (Fabaceae) – Иркутская обл., Усть-Ордынский Бурятский округ, Осинский р-н, 3 км севернее пос. Ново-Ленино, лапчатково-разнотравный степной склон юго-восточной экспозиции, 491 м над ур. м., 53°41'18.4'' с.ш., 103°45'00.0'' в.д., 10 VI 2018, О.А. Чернышева, 51142 (IRK), 51144 (LE) – рис. 1: 27.

Южносибирский эндемик степных и лесостепных каменистых карбонатных склонов. Третичный реликт древнесредиземноморской (миоцен-плиоценовой) флоры (Peshkova, 1972). В Иркутской обл. известно 7 местонахождений вида, все они расположены в степях Верхнего Приангарья (Verkhozina, 2010a). За последнее время повторить сборы удалось лишь в одном пункте – окрест. д. Кутанка, Осинский р-н (26 VI 2010, С.Г. Казановский, Д.А. Кривенко, 14260, 14263, 14266 IRK!). Новое местонахождение H. turczaninovii обнаружено в пределах его известного ареала и представляет собой микрорефугиум древнесредиземноморской флоры. В разное время здесь также были выявлены третичные реликтовые виды сосудистых растений Astragalus angarensis Turcz. ex Bunge (10 VI 2018, О.А. Чернышева, 51216 IRK!), Tulipa uniflora (L.) Besser ex Baker (11 V 2017, О.А. Чернышева, Д.А. Кривенко, 48969, 48970 IRK!, 48971 LE!), Asparagus pallasii Miscz. – A. brachyphyllus auct., non Turcz. (10 VIII 1966, Г.А. Пешкова, Лысенко, NSK!).

Oxytropis peschkovae Popov (Fabaceae) – Иркутская обл., Ольхонский р-н, Прибайкальский национальный парк (Заповедное Прибайкалье), Тажеранская степь, в районе 95–108 км авт. дороги Баяндай–Еланцы–Хужир, горная низкотравная степь, 654 м над ур. м., 52°54'58.0'' с.ш., 106°40'04.2'' в.д., 21 VI 2017, Д.А. Кривенко, 48725, 48726 (IRK), 48727 (LE), 48728 (MW) – рис. 1: 28.

Эндемик степных каменисто-щебнистых склонов Прибайкалья. Третичный реликт древнесредиземноморской (миоцен-плиоценовой) флоры (Peshkova, 1972). Ранее в Иркутской обл. вид был известен с центрального (Маломорского) побережья оз. Байкал (Ivanova, 2003; Verkhozina, 2010b). При обнаружении нового местонахождения O. peschkovae в Тажеранской степи было установлено, что часть популяции была уничтожена в результате незаконной попытки добычи коренной породы для строительства федеральной автодороги Иркутск–Хужир (Krivenko, Babina, 2017).

Tulipa uniflora (L.) Besser ex Baker (Liliaceae) – Иркутская обл., Усть-Удинский р-н, 1 км северо-западнее паромной переправы Игжей-Балаганск, 54°02'53.89'' с.ш., 103°06'35.82'' в.д., 11 V 2013, О.А. Чернышева, 52620 (IRK) – рис. 1: 29; Иркутская обл., Усть-Ордынский Бурятский округ, Осинский р-н, 3 км севернее пос. Ново-Ленино, 539 м над ур. м., 53°41'26.5'' с.ш., 103°45'23.8'' в.д., 12 V 2013, О.А. Чернышева, 52621 (IRK); Иркутская обл., Усть-Ордынский Бурятский округ, Осинский р-н, 3 км севернее пос. Ново-Ленино, лапчатково-разнотравный степной склон юго-восточной экспозиции, 539 м над ур. м., 53°41'26.5'' с.ш., 103°45'23.8'' в.д., 11 V 2017, О.А. Чернышева, Д.А. Кривенко, 48969, 48970 (IRK), 48971 (LE) – рис. 1: 30; 2: 6; Иркутская обл., Усть-Удинский р-н, 2.5 км северо-западнее пос. Игжей, злаково-разнотравный степной склон юго-западной экспозиции, 535 м над ур. м., 54°03'25.7'' с.ш., 103°05'31.0'' в.д., 10 V 2017, О.А. Чернышева, Д.А. Кривенко, 48966, 48967 (IRK), 48968 (LE) – рис. 1: 31.

Преимущественно центрально-азиатский горностепной вид. В Байкальской Сибири имеет изолированные реликтовые участки ареала в Приангарских стeпях и на юге Даурии (Peshkova, 1972). В Иркутской обл. известно 10 местонахождений T. uniflora в 7 административных р-нах (Zarubin, 2010e). Новые местонахождения, с правого берега р. Ангара (Братское водохранилище), относятся к известному участку ареала вида в Верхнем Приангарье.

Приводимое в Красной книге Иркутской области (Zarubin, 2010e) местонахождение T. uniflora из пос. Усть-Уда, Усть-Удинский р-н, нашими специальными экспедиционными исследованиями в Верхнем Приангарье, не подтверждено, кроме того, не удалось выявить здесь подходящих условий для обитания этого вида. При просмотре крупнейших фондов отечественных гербарных коллекций ALTB!, IRK!, IRKU!, KRAS!, LE!, MHA!, MOSP!, MW!, NS!, NSK! также не удалось обнаружить образцов из этого местонахождения. Предлагаем исключить его из научного оборота.

Необходимо подтвердить современными сборами наличие вида в районах, где ранее размещался г. Балаганск (LE01043817!, LE01043830!, LE01043831!, LE01043832!, MW0043632!), и на левом берегу р. Ангара, против д. Щербаково (LE01043836!). Многочисленные сборы из этих местонахождений сделаны Н. Мальцевым в начале XX в. Оба местонахождения в Балаганском р-не были затоплены во время наполнения Братского водохранилища в 1961–1967 гг. Новый пос. Балаганск (город до 1961 г.), построен в 35 км ниже по течению р. Ангары от первоначального места. Поэтому сборы T. uniflora до начала 60-х гг. прошлого века не могут отождествляться с современным расположением пос. Балаганск, и тем более, с д. Щербаково Заларинского р-на, как это сделано, например, А.М. Зарубиным (Zarubin, 2010e).

Epipactis helleborine (L.) Crantz (Orchidaceae) – Иркутская область, Усть-Ордынский Бурятский округ, Боханский район, водораздельная возвышенность между с. Тараса и с. Олонки, рододендровый сосновый лес, [53°00'47.27'' с.ш., 103°46'20.61'' в.д.], 25 VII 1999, А.С. Плешанов, 51105 (IRK), 51106 (LE) – рис. 1: 32; Иркутская обл., г. Ангарск, левый берег р. Китой, разнотравно-злаковый редкостойный сосновый лес, 455 м над ур. м., 52°33'13'' с.ш., 103°51'46'' в.д., 16 VII 2018, Д.А. Кривенко и др., 50488 (IRK), 50489 (LE) – рис. 1: 33; 2: 7.

Евразийский лесной вид. В Иркутской обл. известен из 22 пунктов 11 административных р-нов (Zarubin, 2010c). Ранее ошибочно приводился для Ангарского р-на – долина р. Китой, пос. Раздолье (Zarubin et al., 1993), – в действительности это местонахождение относится к Усольскому р-ну. Приводится впервые для г. Ангарска и Ангарского р-на.

Epipactis palustris (L.) Crantz (Orchidaceae) – Иркутская обл., г. Ангарск, левый берег р. Китой, разнотравно-злаковый редкостойный сосновый лес, 455 м над ур. м., 52°33'13'' с.ш., 103°51'46'' в.д., 16 VII 2018, Д.А. Кривенко и др., 50340, 50485 (IRK), 50486 (LE), 50487 (PVB), 50490 (MW) – Рис. 1: 33; 2: 8.

Евразийский вид болот, заболоченных лесов, влажных лугов и зарослей кустарников в Иркутской обл. находится на северо-восточном пределе распространения, редко встречается в южных р-нах (Efimov, 2004; Zarubin, 2010a; Vakhrameeva et al., 2014; Fateryga, Fateryga, 2018). Для Ангарского р-на указывался дважды: окрест. г. Ангарска (16 VII 1972, Батура, NSK! – Malyshev, Peshkova, 1979) и долина р. Китой, пос. Раздолье (Zarubin et al., 1993), – в действительности это местонахождение относится к Усольскому р-ну. Впервые приводится для г. Ангарска.

Platanthera bifolia (L.) Rich. (Orchidaceae) – Иркутская обл., Братский р-н, Ангарский кряж, лиственнично-березовый разнотравно-зеленомошный лес с примесью сосны и осины, 55°28'12'' с.ш., 100°15'28'' в.д., 14 VI 2010, А.С. Плешанов, О.А. Чернышева, 32356 (IRK), 49018 (LE) – рис. 1: 24; Иркутская обл., Зиминский р-н, ур. Междугранка, сосново-осиново-березовый лес, 52°58'26'' с.ш., 101°57'54'' в.д., 24 VII 2015, Д.А. Кривенко, 42123 (IRK), 42124 (LE) – рис. 1: 34.

Евразиатский лесной и опушечный вид. В Иркутской области P. bifolia известен из 15 р-нов, общая численность популяций невысокая, растения встречаются единично или небольшими рассеянными группами (Stepantsova, 2010). Новое местонахождение вида в Братском р-не является единственным из ныне существующих, т. к. два раннее извеcтных (Efimov, 2016) – д. Распутино и д. Мельничная (10 VII 1959, Г.А. Пешкова, О. Осипова, 8968 IRK!), оказались затоплены во время напопления Братского водохранилища (Andreeva, 2006). В Зиминском р-не новое местонахождение уточняет Присаянскую часть ареала P. bifolia в водосборном бассейне р. Зима, ближайший известный пункт – пос. Зулумай расположен порядка 20 км юго-юго-западнее.

Список литературы

  1. [Andreeva] Андреева Л.В. 2006. Земляки. Братск. 2006. 130 с.

  2. [Anenkhonov et al.] Аненхонов О.А., Бойков Т.Г., Ефимов П.Г. 2013. Calypso bulbosa (L.) Oakes. – В кн.: Красная книга Республики Бурятия: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. Улан-Удэ. С. 559–560.

  3. [Averyanov] Аверьянов Л.В. 2008. Liparis loeselii (L.) Rich. – В кн.: Красная книга Российской Федерации (растения и грибы). М. С. 387–388.

  4. [Azovskii] Азовский М.Г. 2010a. Nuphar lutea (L.) Sm. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 195.

  5. [Azovskii] Азовский М.Г. 2010b. Nymphaea tetragona Georgi. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 198.

  6. [Budaeva] Будаева С.Б. 2013a. Cypripedium calceolus L. – В кн.: Красная книга Республики Бурятия: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. Улан-Удэ. 2013а. С. 559–560.

  7. [Budaeva] Будаева С.Б. 2013b. Cypripedium macranthon Sw. – В кн.: Красная книга Республики Бурятия: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. Улан-Удэ. С. 560–561.

  8. [Check-list…] Конспект флоры Иркутской области (сосудистые растения). 2008. Иркутск. 327 с.

  9. [Chepinoga] Чепинога В.В. 2015. Флора и растительность водоемов Байкальской Сибири. Иркутск. 2015. 468 с.

  10. [Chepinoga et al.] Чепинога В.В., Дементьева М.К., Лиштва А.В. 2013. Флористические находки в бассейне верхнего течения реки Лены (Иркутская область). – Известия ИГУ. Сер. Биология. Экология. 6 (1): С. 102–109.

  11. [Chepinoga et al.] Чепинога В.В., Мишина А.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В., Быстров С.О., Вилор М.А. 2015. Новые данные о распространении некоторых неморальных реликтовых растений в предгорьях хребта Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье). – Бот. журн. 100 (5): 478–489. https://doi.org/10.1134/S0006813615050063

  12. [Chepinoga et al.] Чепинога В.В., Протопопова М.В., Павличенко В.В., Гладких Е.М. 2016. К распространению неморальных видов растений на хребте Хамар-Дабан (Южное Прибайкалье, Восточная Сибирь). – Известия ИГУ. Сер. Биология. Экология. 17: 30–37.

  13. [Efimov] Ефимов П.Г. 2004. Род Epipactis Zinn (Orchidaceae) на территории России. – Turczaninowia. 7 (3): 8–42.

  14. [Efimov] Ефимов П.Г. 2010. Род Liparis (Orchidaceae) в России. – Бот. журн. 95 (10): 1458–1480.

  15. [Efimov] Ефимов П.Г. 2012. Орхидные северо-запада европейской части России (Ленинградская, Псковская, Новгородская области). М. 120 с.

  16. [Efimov] Eфимoв П.Г. 2016. A revision of Platanthera (Orchidaceae; Orchidoideae; Orchideae) in Asia. – Phytotaxa 254 (1): 1–233. https://doi.org/10.11646/phytotaxa.254.1.1

  17. [Efimov et al.] Ефимов П.Г., Гафурова М.М., Леострин А.В., Мельников Д.В., Сенатор С.А., Фатерыга А.В. 2018. Новые данные о распространении видов семейства Orchidaceae для некоторых территорий России. – Бот. журн. 103 (7): 923–930. https://doi.org/10.7868/S0006813618070062

  18. [Fateryga, Fateryga] Фатерыга А.В., Фатерыга В.В. 2018. Род Epipactis Zinn (Orchidaceae) во флоре России. – Turczaninowia 21 (4): 19–34. https://doi.org/10.14258/turczaninowia.21.4.3

  19. [Iljin] Ильин М.М. 1941. Третичные реликтовые элементы в таежной флоре Сибири и их возможное происхождение. – Материалы по истории флоры и растительности СССР. 1: 257–292.

  20. [Ivanova] Иванова М.М. 2003. Флористические находки на Байкале и в Прибайкалье. – Turczaninowia. 6 (2): 51–78.

  21. [Ivanova et al.] Иванова М.М., Казановский С.Г., Киселева А.А. 2016. Находки во флоре юго-восточного (Хамар-Дабанского) побережья оз. Байкал: реликты третичной неморальной флоры и редкие виды. – Turczaninowia. 19 (3): 94–105. https://doi.org/10.14258/turczaninowia.19.3.6

  22. [Kalyuzhny, Vinkovskaya] Калюжный С.С., Виньковская О.П. 2015. Конспект птеридофлоры Байкальской Сибири. – Вестник КрасГАУ. 4 (103): 102–112.

  23. [Kazanovsky, Chepinoga] Казановский С.Г., Чепинога В.В. 2010. Waldsteinia ternata (Steph.) Fritsch. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 233.

  24. [Krasnaya…] Красная книга Иркутской области. 2010. Иркутск. 480 с.

  25. [Krasnaya kniga Krasnoyarskogo…] Красная книга Красноярского края. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды дикорастущих растений и грибов. 2012. Красноярск. 572 с.

  26. [Krasnaya kniga Respubliki…] Красная книга Республики Хакасия: Редкие и исчезающие виды растений и грибов. 2012. Новосибирск. 288 с.

  27. [Krasnay…] Красная книга Российской Федерации (растения и грибы). 2008. М. 855 с.

  28. [Kravtsova] Кравцова Л.П. 2012. Dentaria sibirica (O.E. Schulz) N. Busch. – В кн.: Красная книга Республики Хакасия: Редкие и исчезающие виды растений и грибов. Новосибирск. С. 89.

  29. [Krivenko, Babina] Кривенко Д.А., Бабина С.Г. 2017. Ботаническое обследование рекультивированного участка на территории Прибайкальского национального парка. – В сб.: Материалы II Всерос. конф. с междунар. участием, посвященной памяти Л.В. Бардунова (1932–2008 гг.). “Проблемы изучения и сохранения растительного мира Евразии”. Иркутск. С. 154–155.

  30. [Larina, Nekratova] Ларина М.А., Некратова Н.А. 2012. Adonis vernalis L – В кн.: Красная книга Республики Хакасия: Редкие и исчезающие виды растений и грибов. Новосибирск. С. 108.

  31. [Leonova, Lavrenko] Леонова Т.В., Лавренко С.В. 2012. Gagea granulosa Turcz. – В кн.: Красная книга Республики Хакасия: Редкие и исчезающие виды растений и грибов. Новосибирск. С. 97.

  32. [Lyakhova, Zarubin] Ляхова И.Г., Зарубин А.М. 2000. Некоторые ботанические рефугиумы Байкальской Сибири. – В сб.: Материалы конф. “Сохранение биологического разнообразия геотермальных рефугиев Байкальской Сибири”. Иркутск. С. 66–67.

  33. [Lyakhova] Ляхова И.Г. 2010. Papaver popovii Sipliv. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 211.

  34. [Malyshev] Малышев Л.И. 1965. Высокогорная флора Восточного Саяна. М.; Л. 368 с.

  35. [Malyshev, Peshkova] Малышев Л.И., Пешкова Г.А. 1979. Нуждаются в охране – редкие и исчезающие растения Центральной Сибири. Новосибирск. 172 с.

  36. [Peshkova] Пешкова Г.А. 1960. Краткий анализ флоры степей Приангарья – Научные чтения памяти М.Г. Попова. 1–2: 67–98.

  37. [Peshkova] Пешкова Г.А. 1972. Тритичные реликты в степной флоре Байкальской Сибири. – Научные чтения памяти М.Г. Попова. 12–13: 25–58.

  38. [Peshkova, Kiseleva] Пешкова Г. А., Киселёва А. А. 1984. Лесной комплекс видов. – В кн.: Л.И. Малышев, Г.А. Пешкова Особенности и генезис флоры Сибири. Новосибирск. С. 85–146.

  39. [Polozhij, Krapivkina] Положий А.В., Крапивкина Э.Д. 1985. Реликты третичных широколиственных лесов во флоре Сибири. Томск. 158 с.

  40. [Popov, Busik] Попов М.Г., Бусик В.В. 1966. Конспект флоры побережий озера Байкал. М.; Л. 216 с.

  41. [Probatova] Пробатова Н.С. 2015. Валидизация комбинации Waldsteinia maximowicziana (Teppner) Prob. (Rosaceae). – Новости сист. высш. раст. 46: 237.

  42. [Sandanov] Санданов Д.В. 2013. Orchis militaris L. – В кн.: Красная книга Республики Бурятия: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. Улан-Удэ. С. 573–574.

  43. [Shaulo] Шауло Д.Н. 2006. Флора Западного Саяна. – Turczaninowia. 9 (1–2): 5–336.

  44. [Shmakov] Шмаков А.И. 2008. Asplenium altajense (Kom.) Grub. – В кн.: Красная книга Российской Федерации (растения и грибы). М. С. 573–574.

  45. [Silantyeva, Batyuta] Силантьева М.М., Батюта О.К. 2016. Neottianthe cucullata (L.) Schlechter. – В кн.: Красная книга Алтайского края. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения редкие виды растений и грибов. Т. 1. Барнаул. С. 155–156.

  46. [Sonnikova] Сонникова А.Е. 2012. Coluria geoides (Pall.) Ledeb. – В кн.: Красная книга Красноярского края. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды дикорастущих растений и грибов. Красноярск. С. 294.

  47. [Stepanov] Степанов Н.В. 1994. Новый вид рода Waldsteinia (Rosaceae) из Западного Саяна. – Бот. журн. 79 (9): 109–114.

  48. [Stepantsova] Степанцова Н.В. 2010. Platanthera bifolia (L.) Rich. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 187.

  49. Takhtajan A. 2009. Flowering Plants. Luxembourg. 871 p. https://doi.org/10.1007/978-1-4020-9609-9

  50. Teppner H. 1974. Waldsteinia ternata (Rosaceae) und ihre Vorkommen in den südöstlichen Alpen. – Phyton. 16 (1–4): 281–299 (In Deutsch).

  51. [Tupitsyna] Тупицына Н.Н. 2012. Viola dissecta Ledeb. – В кн.: Красная книга Красноярского края. Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды дикорастущих растений и грибов. Красноярск. С. 330.

  52. [Vakhrameeva et al.] Вахрамеева М.Г., Варлыгина Т.И., Татаренко И.В. 2014. Орхидные России (биология, экология, охрана). М. 437 с.

  53. [Varlygina] Варлыгина Т.И. 2018. Liparis loeselii (L.) Rich. – В кн.: Красная книга Московской области. Московская область. 2018. С. 495.

  54. [Verkhozina] Верхозина А.В. 2010a. Hedysarum turczaninovii Peschkova. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 242.

  55. [Verkhozina] Верхозина А.В. 2010b. Oxytropis peschkovae Popov. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 251.

  56. [Verkhozina] Верхозина А.В. 2013. Cypripedium ventricosum Sw. – В кн.: Красная книга Республики Бурятия: Редкие и находящиеся под угрозой исчезновения виды животных, растений и грибов. Улан-Удэ. С. 562–563.

  57. [Verkhozina, Andronova] Верхозина А.В., Андронова Е.В. 2010. Cypripedium ventricosum Sw. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 175.

  58. [Vinkovskaya] Виньковская О.П. 2010. Daphne mezereum L. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 267.

  59. [Zarubin] Зарубин А.М. 2010a. Arthrochilium palustre (L.) Beck [Epipactis palustris (L.) Cranntz]. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 171.

  60. [Zarubin] Зарубин А.М. 2010b. Calypso bulbosa (L.) Oakes. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 172.

  61. [Zarubin] Зарубин А.М. 2010c. Epipactis helleborine (L.) Crantz. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 177.

  62. [Zarubin] Зарубин А.М. 2010d. Phlox sibirica L. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 282.

  63. [Zarubin] Зарубин А.М. 2010e. Tulipa uniflora (L.) Besser ex Baker. – В кн.: Красная книга Иркутской области. Иркутск. С. 167.

  64. [Zarubin et al.] Зарубин А.М., Иванова М.М., Люхова И.Г., Баритская В.А., Ивальская В.Л. 1993. Флористические находки в Прибайкалье. – Бот. журн. 78 (8): 93–101.

  65. [Zayko, Poshkurlat] Зайко Л.Н., Пошкурлат А.П. 1976. Adonis vernalis L. – В кн.: Атлас ареалов и ресурсов лекарственых растений СССР. М. 1976. С. 163, 224–225.

Дополнительные материалы отсутствуют.