Журнал неорганической химии, 2019, T. 64, № 9, стр. 945-950

Особенности строения мономерных октаэдрических монооксокомплексов d2-рения(V) [ReO(Lмоно)$\left( {{\mathbf{L}}_{{{\mathbf{тетра}}}}^{n}} \right)$] с атомами кислорода тетрадентатно-хелатных лигандов ОХ3, Х = О, N, P $\left( {{\mathbf{L}}_{{{\mathbf{тетра}}}}^{n}} \right)$

В. С. Сергиенко 12*

1 Институт общей и неорганической химии им. Н.С. Курнакова РАН
119991 Москва, Ленинский пр-т, 31, Россия

2 Всероссийский институт научной и технической информации РАН
125190 Москва, ул. Усиевича, 20, Россия

* E-mail: sergienko@igic.ras.ru

Поступила в редакцию 29.01.2019
После доработки 01.02.2019
Принята к публикации 15.04.2019

Полный текст (PDF)

Аннотация

Рассмотрены особенности строения шести моноядерных октаэдрических монооксокомплексов d2-Re(V) [ReO(Lмоно)$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)$] с тетрадентатно-хелатными (OХ3; Х = О, N, P) $\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)$ и монодентатными (Lмоно) лигандами. В транс-позициях к кратносвязанным лигандам О(оксо) всегда располагаются атомы О$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right).$

Ключевые слова: кристаллическая структура, рентгеноструктурный анализ, октаэдрические монооксокомплексы d2-Re, тетрадентатно-хелатные (OХ3, Х = О, N, P) лиганды

DOI: 10.1134/S0044457X19090186

ВВЕДЕНИЕ

Особенности строения мономерных октаэдрических комплексов (МОК) d0-, d2-металлов V–VII групп (Nb, V, Mo, W, Re, Tc) с кратносвязанными лигандами О(оксо) подробно рассмотрены в работах [17]. Для d2-Re(V) методом РСА определена кристаллическая структура более пятисот соединений (см. Кембриджский банк структурных данных (КБСД), вeрсия 5.39, август 2018 г.) [8]. Большинство из этих комплексов – МОК ReOоксоО(Lтранс) – с атомами кислорода моно- и полидентатных лигандов в транс-позициях к оксолигандам. Ранее мы опубликовали ряд обзорных статей по МОК d2-Re(V) c полидентатными лигандами – бидентатно-хелатными (О, О) [9], (O, S) и (O, C) [10], (О, Р) [11], (O, N) [12, 13] и тридентатно-хелатными (O, N, O) [14], (O, S, O) и (S, O, S) [15], (O, P, O) и (O, P, N) [16], (O, N, S) [17]. Мы опубликовали также обзорные статьи по особенностям строения МОК с оксолигандами d0-Re(VII) [18] и d0-, d2-Tc(V, VII) [19].

Структурное проявление трансвлияния кратносвязанного лиганда O(оксо) – удлинение противолежащей связи Re–Lтранс – характеризуется параметром ∆ (разность длин одноименных связей {[Re–Lтранс] – [Re–Lцис]}). В том случае, когда в структуре нет лигандов одного сорта и в транс-, и в цис-позициях к О(оксо), мы применяем параметр {[Re–Lтранс] – [Re–L(СТ)]}, где СТ – среднестатистическая стандартная длина связи Re(V) с атомом лиганда того же сорта, что и Lтранс. За величину параметра Re–O(СТ) мы приняли, как и в [4], 2.04 Å.

В настоящей статье обсуждаются особенности строения мономерных октаэдрических монооксокомплексов [ReO(Lмоно)$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)$], содержащих тетрадентатные трис(хелатные) лиганды ${\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n},$ а также монодентатные (Lмоно) лиганды. Транс-позиции к кратносвязанным оксолигандам всегда занимают атомы кислорода О$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right).$

Основные длины связей в структурно исследованных комплексах приведены в табл. 1.

Таблица 1.

Основные геометрические параметры (в Å) в мономерных октаэдрических монооксокомплексах [ReO(Lмоно)$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)$] с тетрадентатно-хелатными лигандами ОХ3 (Х = О, N, P)

№ комп-лекса Комплекс Re=O Re–Lцис Re–О${{\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)}_{{транс}}}$ (∆'), Δ Литера- тура
I [ReOСl$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{1}} \right)$]PF6 1.692(8) ± 0.007 2.126(9) ± 0.017 N$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{1}} \right)$
2.365(2) ± 0.010 Cl
1.910(7) ± 0.006 (–0.125) [20]
II [ReOBr$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{2}} \right)$]Br · H2O 1.704(3) 2.121(3) ± 0.044 N$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{2}} \right)$
2.4914(6) Br
1.912(3) (–0.128) [21]
III [ReO(Cl$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{3}} \right)$] · H2O 1.700(8) 1.934(9) N$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{3}} \right)$ 2.054(9) N$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{3}} \right)$
2.214(9) N$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{3}} \right)$
2.455(3) Cl
2.133(7) (0.093) [24]
IV [ReOСl$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{4}} \right)$] · Н2О 1.675(7) 1.937(8) O$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{4}} \right)$ 1.967(8) N$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{4}} \right)$
2.394(2) Р$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{4}} \right)$
2.435(2) Cl
2.414(7) (0.374)
0.477
[25]
V [ReO(PPh3)$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{5}} \right)$][Na(NCMe)2] · ⋅ 4MeCN 1.698(2) 2.059(2) ± 0.011 O$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{5}} \right)$
2.4390(9) P(Ph3)
1.938(2) (–0.102)
–0.121
[26]
VI [ReO(PPh3)$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{5}} \right)$][K(NCMe)2] · ⋅ 4MeCN 1.696(2) 2.062(2) ± 0.008 O$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{5}} \right)$ 2.4433(10) Р(PРh3) 1.925(2) (–0.115)
–0.137
[26]

Примечание. Обозначение лигандов ${\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}{\text{:}}$ n = 1 – (NC5H4CH2)2N(CH2)2O; n = 2 – {(N2C3H2Me)4CH2}2 N(CH2)2O; n = 3 – (Ph3P=N)C6H4N(CH2)2N(CH2COOH)CH2CO2; n = 4 – OC6H4NCH2C6H4P(Ph)C6H4C(MeO)O; n = 5 – {O(C6H2 · трет-Bu)CH2}4.

1. Строение комплексов [ReO(Lмоно)$\left( {L_{{тетра}}^{n}} \right)$], где$L_{{тетра}}^{n}$ = тетрадентатные (О, 3N), Lмоно = монодентатные (Cl, Br) лиганды

Три атома азота во всех трех структурах расположены меридианально (mer).

В кристаллической структуре [ReOCl$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{1}} \right)$](PF6) (I) [20], где ${{\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{1}} \right)}^{ - }}$ = N,N-бис(2-пиридилметил)-2-аминоэтанолато (NC5H4CH2)2N(CH2)2O, есть две кристаллографически неэквивалентные молекулы сходного строения. Однозарядный комплексный катион одной из них изображен на рис. 1. В обсуждении структуры I мы употребляем нумерацию атомов именно этой молекулы. В тетрадентатном трис(хелатном) лиганде ${\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{1}$ три пятичленных металлоцикла – два ReNC2N и один ReNC2O – сочленены по связи Re–N(1). В транс-положении к атому О(1)(оксо) расположен атом О(2)(оксиэтил), связь с которым (Re–O(2) 1.910 ± ± 0.007 Å) существенно короче (в среднем на 0.130 Å) стандартной связи Re–O(СТ) (2.04 Å); подробно особенности расстояний Re–Oцис обсуждаются в главе 4. Две Ру-группы двух аналогичных металлоциклов ReNC2N расположены в транс-позициях друг к другу. Связи Re–N(3, 4) c периферийными атомами N(Py) (2.126 ± 0.017 Å) несколько короче связи Re–N(1) (2.139 ± 0.005 Å) с аминным атомом азота.

Рис. 1.

Строение комплексов [ReOСl$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{1}} \right)$]+ (I), [ReOBr$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{2}} \right)$]+ (II), [ReOСl$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{3}} \right)$] (III).

В комплексном катионе структуры [ReOBr$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{2}} \right)$]Br · H2O (II) [21] (рис. 1), где ${{\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{{\text{2}}}} \right)}^{--}}$ = бис(1-метилимидазол-2-илметил)-2-аминоэтанолато {(N2C3H2Me)CH2}2N(CH2)2O, как и в комплексе структуры I, в однозарядном лиганде ${\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{2}$ три пятичленных металлоцикла – два ReNC2N и один ReNC2O – сочленены по связи Re–N(3)амин. Как и в структуре I, в комплексе II связь Re–O(1)транс(алкоголят) (1.912 Å) заметно (на 0.128 Å) короче, чем Re–O(СТ) (носит частично двойной характер [22]), а периферийные связи Re–N(1, 4)имидазол (2.099 ± 0.017 Å) в среднем на 0.067 Å короче, чем центральная связь Re–N(3) (2.166 Å), по мнению авторов [22], за счет π-составляющих имидазольных циклов. Связь Re–Brцис в структуре II cходна по длине со связями Re–Brтранс (~2.500 Å) в оксокомплексах Re(V) с трет-аминным азотом [23]. Атом рения смещен из экваториальной плоскости N3Br октаэдра к оксолиганду на ΔRe = 0.13 Å.

Нейтральный фосфоранилиновый комплекс в структуре [ReOCl$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{3}} \right)$] · H2O (III) [24] (рис. 1) – продукт неожиданного внутримолекулярного восстановления нитрогруппы в координационной сфере оксо-Re(V) фосфораниминато (R3P=N) или фосфораниминных (R3P=NR) комплексов. Двухзарядный лиганд ${{\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{3}} \right)}^{{2 - }}}$ – N-(2-(трифенилфосфоранилиденамино)фенил)-этилендиамин-N'-ацетато-N'-уксусная кислота (Ph3P=N)C6H4N(CН2)2N(CH2COOH)CH2CO2 – построен по-иному, чем лиганды ${\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{{1,\,2}}$ в структуре I, II. Он также содержит три пятичленных металлоцикла – два ReNC2N и один ReNC2O, но первые два имеют разный состав: в одном из них к связи С–С приконденсирован фенильный цикл С6Н4. Кроме того, три цикла сочленены не по одной, а попарно по двум связям Re–N(2), Re–N(3). В структуре есть две независимые молекулы сходного строения. Связь Re–O(1)транс (2.133 Å) существенно (на 0.093 Å) длиннее, чем Rе–O(СТ) (2.04 Å). Три связи Re–N различаются по длине: Re–N(1) 2.054, Re–N(2) 1.934, Re–N(3) 2.214 Å; атомы N(1) и N(3) находятся в транс-положении друг другу в соответствии с разной гибридизацией и типом атома азота: соответственно sp2 – имин, sp2 – амидо, sp3 – амин. Связь Р–N(1) (1.656 Å) попадает в верхнюю область значений свободных и координированных фосфоранаминов, что соответствует π-взаимодействию между атомами фосфора и азота.

2. Cтроение [ReOСl$\left( {L_{{тетра}}^{4}} \right)$] · Н2О, где $L_{{тетра}}^{4}$ = тетрадентатный (2О, N, P) лиганд

В структуре [ReOCl$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{4}} \right)$] · H2O (IV) [25] в комплексной молекуле (рис. 2) двухзарядный тетрадентатный трис(хелатный) (2О, N, P) лиганд – основание Шиффа метил-2-((2-(((2-гидрокси)фениламино)метил)фенил)(фенил)фосфино)-бензоато ОC6H4NCH2C6H4P(Ph)C6H4C(MeO)О, ${{\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{4}} \right)}^{{2 - }}}$ – потенциально пентадентатный лиганд (разомкнута связь с группой ОМе). При координации лиганда ${\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{4}$ с атомом рения замыкаются три металлоцикла – шестичленные ReNC3P и ReNC3O, пятичленный ReNC2O. Связь Re–O(3)транс (2.414 Å) существенно (на 0.441 Å) удлинена по сравнению с Re–O(2)цис (1.973 Å).

Рис. 2.

Строение комплексов [ReOCl$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{4}} \right)$] (IV), [ReO$\left( {{\text{PP}}{{{\text{h}}}_{3}}} \right)$$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{5}} \right)$] (V).

3. Строение двух комплексов [ReO(PPh3)$\left( {L_{{тетра}}^{5}} \right)$], где $L_{{тетра}}^{5}$ = тетрадентатный (4О) лиганд

Известна кристаллическая структура двух соединений [ReO(PPh3)$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{5}} \right)$][M(NCMe)2] · ⋅ 4MeCN [26], где M = Na (V) (рис. 2) и K (VI). Кристаллы V и VI изоструктурны. Лиганд ${{\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{5}} \right)}^{{2 - }}}$ – μ-5,11,17,23-тетра-бутилкаликс(4)-арен-25,26,27,28-тетраолато [{O(C6H2) · трет-Bu}CH2]4 – содержит 16-членный макроцикл С16, включающий четыре сопряженных по линиям Re–O–C восьмичленных металлоцикла ReOC5O. Связи Re–Oтранс (1.938 и 1.925 Å соответственно в V и VI) существенно (в среднем на 0.121 и 0.137 Å в двух структурах) короче связей Re–Oцис (2.059 и 2.062 Å соответственно в V и VI). Расстояния Re…M 3.535 (V, M = Na) и 3.8835 Å (VI, M = K), Na–O 2.309, 2.591 Å, средн. Na–N 2.386 ± 0.011, K–О 2.595, 2.867 Å, средн. K–N 2.745 ± 0.040 Å. Авторы [26] отмечают, что соединения V и VI – новые агенты в терапии рака.

4. Особенности строения мономерных октаэдрических монооксокомплексов рения(V) с тетрадентатно-хелатными (O, N, P) лигандами

В табл. 2 приведены средние значения основных геометрических параметров в структуре I–VI.

Таблица 2.

Основные геометрические параметры (Å) мономерных октаэдричеcких монооксокомплексов [ReO(Lмоно)$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)$] с тетрадентатнo-хелатными (О, N, Р) лигандами

Параметр Значение, Å
Re–O(оксо) 1.675–1.704 {6} (1.693 ± 0.018)
Re–O ${{\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)}_{{транс}}}$ 1.910–1.938 {4} (1.921 ± 0.017)
2.133 {1}
2.414 {1}
Re–O${{\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)}_{{цис}}}$ 1.937 {1}
2.059, 2.062 {2} (2.061 ± 0.002)
(Δ)Re–O$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)$ –0.102…–0.128 {4} (–0.117 ± 0.015)
(0.093) {1}
(0.374) {1}
Δ{Re–O$\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)$ –0.121, –0.137 {2} (–0.129 ± 0.008)
0.477 {1}
Re–N${{\left( {{\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}} \right)}_{{цис}}}$ 1.934–2.214 {4} (2.070 ± 0.144)
Re–Clцис 2.364–2.455 {3} (2.418 ± 0.054)
Re–Brцис 2.4914 {1}
Re–Pцис 2.394–2.443 {3} (2.419 ± 0.025)

Примечание. Приведены интервалы значений, число примеров (в фигурных скобках) и средние значения с их разбросом (в круглых скобках).

Отметим две особенности стереохимии октаэдрических монооксокомплексов металлов V–VII групп, в частности рения.

1. Выбор транс-партнера (при наличии конкурирующих лигандов) определяется “правилом самосогласованности” [2]: в транс-положении к кратносвязанному оксолиганду обычно расположен наименее поляризуемый нейтральный σ-донорный лиганд (атом), связь с которым легче ослабить, а не отрицательно заряженный (ацидо) лиганд (атом).

2. Связи Re–L, транс к О(оксо), удлиняются из-за структурного проявления трансвлияния (СПТВ) кратносвязанного лиганда О(оксо).

Во всех шести соединениях в транс-положениях к кратносвязанным оксолигандам расположены ацидоатомы кислорода тетрадентатно-хелатных лигандов ${\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}.$

Второе правило реализуется (в существенно разной степени) в двух соединениях, рассмотренных в данной статье – IV и III: связи Re–Oтранс (2.414 и 2.133 Å) длиннее на 0.374 и 0.093 Å стандартного расстояния Re–O(СТ) (2.04 Å) [4]. В этих двух случаях можно говорить о СПТВ кратносвязанного оксолиганда.

В остальных четырех соединениях с отрицательно заряженными атомами кислорода лигандов ${\text{L}}_{{{\text{тетра}}}}^{n}$ в транс-позициях к О(оксо) реализуется принципиально другой вариант. В этих комплексах связи Re–O(L)транс (1.910–1.938 Å) сопоставимы по длине или заметно короче со значением Re–O(СТ) 2.04 Å [4] и связями Re–O(L)цис (1.937–2.062 Å, Δ = –0.121 и –0.137 Å). Этот факт, казалось бы, противоречит “правилу самосогласованности” [2]. Однако на самом деле связи Re–O(L) в транс-позициях к оксолигандам можно рассматривать как имеющие повышенную кратность, так как они соизмеримы по длине (а не удлинены) с величиной Re–O(СТ). Другими словами, можно говорить о псевдодиоксокомплексах, содержащих два лиганда (О(оксо) и О(L)транс) повышенной кратности. Напомним, что в d2‑комплексах металлов V–VII групп два кратносвязанных лиганда всегда располагаются в транс-позициях друг к другу.

Отметим широкий интервал длин связей Re–Nцис 1.934–2.214 Å, в том числе и в одной структуре: в III Re–Nцис 1.934, 2.054, 2.214 Å.

Список литературы

  1. Порай-Кошиц М.А., Гилинская Э.А. Кристаллохимия. М.: ВИНИТИ. Итоги науки и техники, 1966. С. 126.

  2. Порай-Кошиц М.А., Атовмян Л.О. // Коорд. химия. 1975. Т. 1. № 8. С. 1271.

  3. Griffith F., Wicing C. // J. Chem. Soc. A. 1968. № 3. P. 379.

  4. Порай-Кошиц М.А. // Изв. Югосл. Кристаллогр. центра. 1974. Т. 9. С. 19.

  5. Порай-Кошиц М.А., Атовмян Л.О. Кристаллохимия координационных соединений молибдена. М.: Наука, 1974. 231 с.

  6. Shustorovich E.M., Porai-Koshits M.A., Buslaev Yu.A. // Coord. Chem. Rev. 1975. V. 17. № 1. P. 1.

  7. Порай-Кошиц М.А., Сергиенко В.С. // Успехи химии. 1990. Т. 59. № 1. С. 86.

  8. Allen F.H. // Acta Crystallogr. 2002. V. 58B. № 2. P. 380.

  9. Sergienko V.S., Churakov A.V. // Russ. J. Inorg. Chem. 2016. V. 61. № 14. P. 1708.

  10. Sergienko V.S. // Russ. J. Inorg. Chem. 2017. V. 62. № 6. P. 751. [Сергиенко В.С. // Журн. неорган. химии. 2017. Т. 62. № 6. С. 766.]https://doi.org/10.1134/S0036023617060195

  11. Sergienko V.S., Churakov A.V. // Russ. J. Inorg. Chem. 2017. V. 62. № 10. P. 1327. [Сергиенко В.С., Чураков А.В. // Журн. неорган. химии. 2017. Т. 62. № 10. С. 1337.]https://doi.org/10.1134/S0036023617100151

  12. Sergienko V.S., Churakov A.V. // Russ. J. Inorg. Chem. 2018. V. 63. № 5. P. 631. [Сергиенко В.С., Чураков А.В. // Журн. неорган. химии. 2018. Т. 63. № 5. С. 601.] https://doi.org/10.1134/S0036023618050121

  13. Sergienko V.S., Churakov A.V. // Russ. J. Inorg. Chem. 2018. V. 63. № 6. P. 753. [Сергиенко В.С., Чураков А.В. // Журн. неорган. химии. 2018. Т. 63. № 6. С. 718.]https://doi.org/10.1134/S0036023618060219

  14. Sergienko V.S. // Russ. J. Inorg. Chem. 2018. V. 63. № 14. P. 1757.

  15. Sergienko V.S., Churakov A.V. // Russ. J. Coord. Chem. 2019. V. 45. № 3. P. 332. [Сергиенко В.С., Чураков А.В. // Коорд. химия. 2019. Т. 45. № 3. С. 276] https://doi.org/10.1134/S1070328419030072

  16. Sergienko V.S., Churakov A.V. // Russ. J. Coord. Chem. 2019. V. 45. № 6. P. 439. [Сергиенко В.С., Чураков А.В. // Коорд. химия. 2019. Т. 45. № 6. С. 378.] https://doi.org/10.1134/S107032841906007

  17. Sergienko V.S., Churakov A.V. // Russ. J. Coord. Chem. 2019. V. 45. № 8 (in press). [Сергиенко В.С., Чураков А.В. // Коорд. химия. 2019. Т. 45. № 8 (в печати).]

  18. Sergienko V.S., Churakov A.V. // Crystallography Rep. 2014. V. 59. № 3. Р. 300. [Сергиенко В.С., Чураков А.В. // Кристаллография. 2014. Т. 59. № 3. С. 341.]https://doi.org/10.7868/S0023476114030199

  19. Sergienko V.S., Churakov A.V. // Crystallography Rep. 2013. V. 58. № 1. Р. 5. [Сергиенко В.С., Чураков А.В. // Кристаллография. 2013. Т. 58. № 1. С. 3.]https://doi.org/10.1134/S106377451301010112

  20. Botha J.M., Umakoshi K., Sasaki Y., Lamprecht G.J. // Inorg. Chem. 1998. V. 37. № 7. P. 1609.

  21. Gerber T.I.A., Mayer P., Tshentu Z.R. // J. Coord. Chem. 2007. V. 60. № 3. P. 237.

  22. Gerber T.I.A., Mayer P., Tshentu Z.R. // J. Coord. Chem. 2003. V. 56. № 8. P. 1357.

  23. Gerber T.I.A., Mayer P., Tshentu Z.R. // J. Coord. Chem. 2005. V. 58. № 6. P. 947.

  24. Allali M., Benoist E., Gressier M. et al. // Dalton Trans. 2004. № 9. P. 3178.

  25. Barandov A., Abram U. // Inorg. Chem. 2009. V. 48. № 24. P. 8072.

  26. Redshaw C., Liu X., Zhan S. et al. // Eur. J. Inorg. Chem. 2008. № 10. P. 2698.

Дополнительные материалы отсутствуют.